Ежик резиновый стих: Юнна Мориц — Ёжик резиновый: читать стих, текст стихотворения полностью

Автор: | 26.12.1977

Содержание

Мориц Юнна — Резиновый ёжик (исп Т. и С. Никитины)


Юнна Мориц — автор поэтических книг, в том числе «В логове г?лоса» (1990), «Лицо» (2000), «Таким образом» (2000), «По закону — привет почтальону!» (2005), а также книг стихов для детей («Большой секрет для маленькой компании» (1987), «Букет котов» (1997)). На стихи Юнны Мориц написано много песен. Она — великолепный художник, в ее книгах опубликованы сотни листов авторской графики, которые — не иллюстрации, а «такая поэзия на таком языке».

Стихи и песни Юнны Мориц в исполнении Татьяны и Сергея Никитиных.

Юнна Мориц открыла новую волшебную страну. Здесь все справедливо, добро, любовно и полно соответствия одно другому: и музыка не могла быть иною, и читать и петь эти стихи иначе, наверное, невозможно. (Б Окуджава)

Татьяна и Сергей Никитины

Резиновый ёжик
сл. Ю. Мориц
(муз. С.Никитина)

По роще калиновой по роще осиновой
На именины к щенку
В шляпе малиновой шел ежик резиновый
С дырочкой в правом боку

Были у ежика зонтик от дождика

Шляпа и пара галош
Божьей коровке цветочной головке
Ласково кланялся еж

Здравствуйте ёлки на что вам иголки
Разве мы волки вокруг
Как вам не стыдно зто обидно
Когда ощетинился друг

Небо лучистое облако чистое
На именины к щенку
Ежик резиновый шел и насвистывал
Дырочкой в правом боку
Дыркой в боку свистел

Милая птица извольте спуститься
Вы потеряли перо
На красной аллее где клены алеют
Ждет вас находка в бюро

Небо лучистое облако чистое
На именины к щенку
Ежик резиновый шел и насвистывал
Дырочкой в правом боку
Дыркой в боку свистел

Много дорожек прошел этот ежик
А что подарил он дружку
Об этом он Ване насвистывал в ванне

Дырочкой в правом боку

Сочинение стихов напоминает подъем в гору: с каждым шагом значительней опыт, совершенней мастерство. Еще усилие, и высота взята. Высота то взята, но дело в том, что истинная поэзия как раз и начинается после этого, она начинается с парения, с волшебства, а это есть тайна, доступная немногим. Вот Юнне Мориц повезло: она открыла волшебную страну, не выдумала а открыла. Она населила ее живыми жителями, не сказочными, а живыми. Юнна Мориц открыла новую волшебную страну. Здесь все справедливо, добро, любовно и полно соответствия одно другому: и музыка не могла быть иною, и читать и петь эти стихи иначе, наверное, невозможно.

http://crazymama.ru/audiobook.php?id_audiobook=1238

Никитин Сергей Яковлевич Родился 8 марта 1944 г. в Москве. Композитор и бард.
Татья́на Хаши́мовна Ники́тина, урождённая Сады́кова (31 декабря 1945, Душанбе) — советская и российская исполнительница в жанре авторской песни Заслуженная артистка России. Кандидат физико-математических наук.
Жена композитора Сергея Никитина.

«Большой секрет для маленькой компании»

«Под грустное мычание,
Под бодрое рычание,
Под дружеское ржание

Рождается на свет
Большой секрет
Для маленькой,
Для маленькой такой компании,
Для скромной такой компании
Огромный такой
Секрет»

Ребята, знакомы ли вам эти строчки? Кажется, они о веселой, дружеской компании, в которой и мы с вам собрались здесь и поговоримоб авторе этого (да и множества других!) стихотворения.

Может кто-нибудь уже догадался, о компойдет речь?

Юнна Мориц – автор озорных, веселых и добрых стихов. Родилась в Киеве2 сентября1937 года. Первое свое стихотворение написала в 4 года:

Ослик встал на табуретку.
Ослик съел свою таблетку.
Наконец-то горло
У него продёрло!

Маленькая Юнна очень любила учиться, и школу закончила с золотой медалью. Когда она выросла и закончила Московский университет, она написала несколько сказочных стихов, таких как: «Большой секрет для маленькой компании», «Малиновая кошка» и «Резиновый ежик».

На её стихи писались песни, которые потом ложились в музыкальные основы любимых нами мультфильмов: «Пони бегает по кругу», «Сказка о потерянном времени», «Большой секрет для маленькой компании»

В нашей библиотеке вы сможете найти сборники стихов Юнны Мориц с самыми красочными иллюстрациями!

Давайте вспомним любимые стихи!

Малиновая кошка

У Марфы на кухне
Стояло лукошко,
В котором дремала
Домашняя кошка.

Лукошко стояло,
А кошка дремала,
Дремала на дне,
Улыбаясь во сне.

Марфута спросонок
Пошла к леснику
С лукошком,
Где кошка спала на боку.
Марфута не знала,
Что кошка в лукошке
Дремала на дне,
Улыбаясь во сне…

Лесник, насыпая
Малину в лукошко,
С болтливой Марфутой
Отвлёкся немножко.
Лесник не заметил,
Что кошка в лукошке
Дремала на дне,
Улыбаясь во сне…

А кошка проснулась
И выгнула спину,
И пробовать стала
Лесную малину.
Никто не заметил,
Что кошка в лукошке
Хихикает тихо
И чмокает лихо!

Лесник
Сковородку с грибами приносит,
Марфуту любезно
Позавтракать просит.
Над ними хихикает
Кошка в лукошке-
В своё удовольствие
Ест продовольствие!

Марфута наелась
Маслятами на год,
А кошка
Малиновой стала от ягод.
Малиновый зверь
На малиновых лапах,-
Какой благородный
Малиновый запах!

Подходит Марфута
И видит в лукошке
Улыбку усатой
Малиновой кошки.
— Таких не бывает!-
Марфута сказала.
— Такие бывают!-
Ей кошка сказала
И гордо
Малиновый бант завязала!

Ежик резиновый

По роще калиновой,
По роще осиновой
На именины к щенку
В шляпе малиновой
Шёл ёжик резиновый
С дырочкой в правом боку.

Были у ёжика
Зонтик от дождика,
Шляпа и пара галош.
Божьей коровке,
Цветочной головке
Ласково кланялся ёж.

Здравствуйте, ёлки!
На что вам иголки?
Разве мы-волки вокруг?
Как вам не стыдно!
Это обидно,
Когда ощетинился друг.

Милая птица,
Извольте спуститься-
Вы потеряли перо.
На красной аллее,
Где клёны алеют,
Ждёт вас находка в бюро.

Небо лучистое,
Облако чистое.
На именины к щенку
Ёжик резиновый
Шёл и насвистывал
Дырочкой в правом боку.

Много дорожек
Прошёл этот ёжик.
А что подарил он дружку?
Об этом он Ване
Насвистывал в ванне
Дырочкой в правом боку!

А ещё вас ждут стихи: «Тумбер-бумбер», «Сто фантазий», «У котёнка работёнка», «Двадцать ног», «Лимон Малинович Компресс», «Букет котов» и многие другие. Читая только название, уже становиться весело! Читайте, смейтесь, фантазируйте с чудесными стихами Юнны Мориц.

Младший отдел

Стихи себе и детям)) — часть 2 Юнна Мориц

ЁЖИК РЕЗИНОВЫЙ

По роще калиновой,

По роще осиновой

На именины к щенку

В шляпе малиновой

Шёл ёжик резиновый

С дырочкой в правом боку.

Были у ёжика

Зонтик от дождика,

Шляпа и пара галош.

Божьей коровке,

Цветочной головке

Ласково кланялся ёж.

Здравствуйте, ёлки!

На что вам иголки?

Разве мы-волки вокруг?

Как вам не стыдно!

Это обидно,

Когда ощетинился друг.

Милая птица,

Извольте спуститься-

Вы потеряли перо.

На красной аллее,

Где клёны алеют,

Ждёт вас находка в бюро.

Небо лучистое,

Облако чистое.

На именины к щенку

Ёжик резиновый

Шёл и насвистывал

Дырочкой в правом боку.

Много дорожек

Прошёл этот ёжик.

А что подарил он дружку?

Об этом он Ване

Насвистывал в ванне

Дырочкой в правом боку!

КОШМАРИКИ СЛАЩЕ КОНФЕТ

Я видела Тумбера-Бумбера,

Который дрожал на Слоне,

И были у Тумбера-Бумбера

Глаза на пушистой спине.

Рассказывал Тумберу-Бумберу

Истории страшные Слон,

Поэтому Тумберу-Бумберу

Ужасно, как нравился он!

От страха по Тумберу-Бумберу

Мурашки бежали толпой.

Кошмарики, выпучив шарики,

Кричали: «Мы – тут! Мы – с тобой!»

Но храброму Тумберу-Бумберу

Кошмарики слаще конфет,

И вам я про Тумбера-Бумбера

Открою Огромный Секрет:

Он страшные любит истории,

От них он в восторге всегда,

Он любит мурашек, которые

Покрыты колючками льда.

Поэтому Тумбера-Бумбера

На ужин зову я в окно,

Мурашек для Тумбера-Бумбера

В моей морозилке полно,

А также для Тумбера-Бумбера

С мурашками рядом лежат

Кошмарики, выпучив шарики,

И все они громко дрожат!

Вот счастье для Тумбера-Бумбера!

Пускай же и ночью и днём

Истории, страшно прекрасные

И просто прекрасно ужасные,

Мурашками скачут на нём!

МАЛИНОВАЯ КОШКА

У Марфы на кухне

Стояло лукошко,

В котором дремала

Домашняя кошка.

Лукошко стояло,

А кошка дремала,

Дремала на дне,

Улыбаясь во сне.

Марфута спросонок

Пошла к леснику

С лукошком,

Где кошка спала на боку.

Марфута не знала,

Что кошка в лукошке

Дремала на дне,

Улыбаясь во сне…

Лесник, насыпая

Малину в лукошко,

С болтливой Марфутой

Отвлёкся немножко.

Лесник не заметил,

Что кошка в лукошке

Дремала на дне,

Улыбаясь во сне…

А кошка проснулась

И выгнула спину,

И пробовать стала

Лесную малину.

Никто не заметил,

Что кошка в лукошке

Хихикает тихо

И чмокает лихо!

Лесник

Сковородку с грибами приносит,

Марфуту любезно

Позавтракать просит.

Над ними хихикает

Кошка в лукошке-

В своё удовольствие

Ест продовольствие!

Марфута наелась

Маслятами на год,

А кошка

Малиновой стала от ягод.

Малиновый зверь

На малиновых лапах,-

Какой благородный

Малиновый запах!

Подходит Марфута

И видит в лукошке

Улыбку усатой

Малиновой кошки.

— Таких не бывает!-

Марфута сказала.

— Такие бывают!-

Ей кошка сказала

И гордо

Малиновый бант завязала!

БОЛЬШОЙ СЕКРЕТ

ДЛЯ МАЛЕНЬКОЙ КОМПАНИИ

Под грустное мычание,

Под бодрое рычание,

Под дружеское ржание

Рождается на свет

Большой секрет

Для маленькой,

Для маленькой такой компании,

Для скромной такой компании

Огромный такой

Секрет:

— Ах, было б только с кем…

Ах, было б только с кем…

Ах, было б только с кем

Поговорить!

ОЧЕНЬ ПОМОГАЕТ!

В глубине твоей души.

Секреты современной поэзии для детей. Стихи Ю. Мориц — РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА XX ВЕКА

Детская литература. Выразительное чтение.

РАЗДЕЛ I. ПРАКТИКУМ ПО ДЕТСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ

 

Глава 2. МЕТОДИЧЕСКИЕ МАТЕРИАЛЫ ДЛЯ ПРАКТИЧЕСКИХ ЗАНЯТИЙ

2.3. РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА XX ВЕКА

Тема 10.Секреты современной поэзии для детей. Стихи Ю. Мориц

Русская поэзия для детей в 60–80-е годы XX века расцвела неожиданно ярко и пышно. Каждое новое имя приносило радость знакомства с новым типом поэтического видения мира, которые дарили Г. Сапгир, Б. Заходер, Э. Успенский, В. Левин, М. Яснов, Г. Кружков. Ближе к концу века к ним присоединились Тим Собакин, Ал. Дмитриев, И. Шевчук, Ж. Давитьянц. Обладатели их молоды, остроумны, изобретательны, веселы, а поэзия их полна тайн и чудес.

Книга, которая, пожалуй, отмечает тот рубеж, за которым следует этот таинственный и счастливый период стихов для детей, была издана в 1987 году, хотя большинство стихотворений, вошедших в нее, написано в середине 60-х годов XX века. Называлась книга “Большой секрет для маленькой компании”, а ее автор – Юнна Петровна Мориц. 

Эта книга, как волшебный сундук, хранит все-все чудеса и секреты европейской детской поэзии. И каждый фокус в ней доведен до особого блеска, каждая игра и шутка исполнены тайного смысла, юмора и любви. Здесь все поет “…пищит, мяукает, кукует, / И на ушах стоит, и всяко шевелит”. Словом, вся радость жизни, все ее странные голоса сливаются здесь в один ликующий хор, который затем эхом прокатывается и по всем другим поэтическим книжкам.

Открывается книга стихотворением “Ежик резиновый”. Обратите внимание на инверсию в названии: так пишут на этикетках в магазине. Инверсия подчеркивает, что герой стихотворения – резиновая игрушка.

Юнна Мориц верна доброй старой традиции: оживляя своего ежика, наделяя его способностью двигаться, говорить, думать, чувствовать, она сохраняет его резиновую игрушечную природу. А природа его 

миксогвнна (от лат. mix –смешивать и gen – род, рождение). Соединяя в своих миксогенчиках собственно человеческие свойства со специфически игрушечными, Ю. Мориц извлекает из их “игрушечности” удивительно богатый набор характеристик. В силу прирожденной “резиновости” ежик так мягок, эластичен, так в общении приятен, что манеры его даже кажутся слегка старомодными. И облик его чуть старомоден: “Зонтик от дождика, / Шляпа и пара галош…”.

Шляпа, зонтик, галоши (когда-то внешние приметы интеллигентного человека) великолепно согласуются со старинным профессорским “извольте” в речи ежика. Хотя зачем резиновому, непромокаемому герою зонтик и галоши? Нонсенс использован как средство характеристики: он подчеркивает трогательную, опять же профессорскую, интеллигентскую нелепость героя, его тихую жизнерадостность и чудесные формы ее выражения. Так все церемонные обороты своей речи ежик не выговаривает, а высвистывает “дырочкой в правом боку”! Оказывается, не только речь, вся его жизнь – музыка!

В музыке важнее всего ритм, и в стихах тоже. Поэтому так важен ритмический рисунок стихотворения. В основе его лежит двухстопный дактиль (трехсложный размер: на первом месте в стопе ударный слог, а за ним два безударных), который как будто хранит неторопливый ритм мелких ежиковых шажочков. Изысканность лексики и метрики закрепляется изысканностью строфики: поэтом выбрана секстина (шестистишие), да еще не в самом традиционном варианте – с рифмовкой 

аавесв. В строках с рифмами аа и сс – по две стопы (они коротенькие), чуть длиннее строки с рифмой вв – в них есть третья стопа, но усеченная до одного ударного слога. Короткая строка звучит легко и весело, радостно напоминая о необыкновенном ежиковом инструменте – “дырочке в правом боку”.

Песенка ежика – приглашение в зачарованный мир поэта Юнны Мориц. В этом мире есть и дивные рощи, и прекрасные аллеи, и “Небо лучистое, / Облако чистое”. Главное украшение его – население. Оно пестро: божьи коровки, яркие птицы, цветы с разноцветными головками, мрачноватые елки. Еще этот мир благороден (одно из любимых слов Ю. Мориц): где еще так “ласково кланяются”, так почтительно беседуют друг с другом? С недоумением обращается ежик лишь к елкам: “К чему вам иголки? // Разве мы волки вокруг?”

У резинового ежика иголок нет – опять трогательно-многозначительный нонсенс. В мире доброго поэта защищаться не от кого. Напротив, тут очень любят праздники и подарки. И один из главных подарков – загадка как угощение. Неслучайно в других стихах Ю. Мориц появится удивительный эпитет – “сладкие загадки”. Припасено это сладкое угощение поэтом почти в каждом стихотворении. У ежика загадка не одна.

Окуная маленького читателя в “море чудес”, Ю. Мориц обращается к его памяти. Она заставляет его припомнить те чудеса, которые он уже пережил, побывав в мире народных сказок. Однако в стихах старые чудеса обретают новую “чудесность”. Так вышло, например, у лука (“Зеленеет лук в воде”).

Этот лук прошлогодний, ужасно старый. Возраст героя подчеркнут строфикой: в стихотворении три четверостишия, и в каждом поминается его борода. Она в воде шевелится, пузырьки по ней бегут. И лук уже не лук, не просто дед, а водяной. Поэт настойчиво вызывает сказочную ассоциацию, а помогают ему ожившие “пузыречки, пузырьки – шалуны, озорники!” Это они влияют на выбор ритма – развеселым четырехстопным хореем (двусложный размер: первый слог в стопе ударный, второй – безударный), с озорным ритмическим сбоем в некоторых строках скачут по старому деду:

 

Каждый этот пузыречек

Очень бороду щекочет.

Если так щекотать,

Всяк захочет хохотать.

 

От живых прыгучих пузырьков становится живой и вода (опять сказочная ассоциация), и неизбежно происходит чудо: старым влез в нее лук, а выпрыгнет вот-вот совсем молоденьким, зеленым и легкомысленным:

 

Лук трясет бородой,

Навостряет стрелки:

– Скоро буду молодой

Лежать на тарелке.

 

В судьбе лука все перевернулось. Перевертыш – излюбленный прием фольклорной поэзии и поэзии детской. Через перевертыш чаще всего и проникают в нее чудеса.

Что и кто и как только не переворачивается в стихах Ю. Мориц! Веселый поэтический прием она превращает в жанр – особый тип произведения, которое целиком вырастает из чудодейственного приема. Разнообразие этого жанра у Ю. Мориц почти бесконечно, она вводит совершенно неслыханные его формы.

Помолодевший прошлогодний лук – это “герой-перевертыш”. Ему удалось перевернуть время! А вот в один “очень задумчивый день” у Ю. Мориц переворачивается пространство (“Очень задумчивый день”):

 

Кузнечики

Дали концерт

На лугах,

Задумчивый козлик

Плясал на рогах,

Задумчивый зайчик

Плясал на ушах,

И с песенкой выступил

Кот в камышах!

 

Вместе с пространством переворачивается и настроение: день уже не задумчивый, а “хохотальный”. А есть у Ю. Мориц героиня – “веселая лягушка”, для которой положение “вверх ногами” – образ жизни и даже, может быть, принципиальная позиция:

 

Веселая лягушка

Жила в одной реке,

Вверх дном ее избушка

Стояла, бре-ке-ке!

 

Чтобы выразить восторг перед чудом перевернутой жизни, лягушке, как ежику, кузнечикам, коту, нужны не слова, а музыка:

 

Она двумя руками

Играла на баяне,

Она двумя ногами

Стучала в барабан!

 

Перед нами не просто явление чуда, но его рецепт. Книги Ю. Мориц – это учебники веселой магии. В “Букете котов” воздетые кверху ноги запросто замещают руки художника и поэта:

 

Теперь пишу вам это

Я правою ногой,

Держу пельмень на вилке

Я левою ногой,

Стелю постель ногами,

Гашу ногами свет,

А утром нарисую

Ногами ваш портрет…

 

Таланты ног, вообще, как выяснилось, неиссякаемы. Стоит лишь их взметнуть ввысь – и пожалуйста, они даже начинают звучать: живи себе, “ногами кверху хохоча”.

Перевертыш не только веселит, но и воспитывает. Вообще хорошее воспитание, а уж тем более перевоспитание не очень хороших детей, наверное, самое поразительное и желанное чудо из чудес – для взрослых, по крайней мере. Этот мучительный для обеих сторон процесс у Ю. Мориц выглядит поначалу страшновато.

 

Жора Кошкин из гнезда

Цапнул вороненка.

Ворон каркнул: “Никогда

Не отдам ребенка”.

Жора хмыкнул: “Ерунда”.

Ворон каркнул: “Никогда”.

 

В заглавие вынесено имя героя – “Жора Кошкин” – это понятно: он тоже миксогенный персонаж. В его имени безо всяких швов, естественно соединяется мальчишечье и кошачье: конечно это (Об)Жора Кошкин, свирепый хищник, охотник и хулиган.

А благородного ворона, вставшего на защиту своего ребенка и всех других птичьих детей, сразу же узнают образованные родители. Конечно же, он прилетел прямиком из баллады американского поэта Эдгара Алана По “Ворон”. Правда, у По это “Древний, тощий, темный ворон… Птица ужаса ночного…”

Ворон Эдгара По каркнул “Никогда!”, отрицая жизнь, а у Ю. Мориц – отрицая смерть. Это шутка для мам и пап, перевертыш на философском уровне. Развлекая родителей, ворон быстренько перевоспитывает их отпрысков: Жора уже “пищит” и “ужасно хочет к маме”. В финале – подарок-перевертыш для малышей. И всего-то два слова поменялись местами, но смещение мигом определяет, кто тут победитель, кто побежденный, кто человек, кто птица и что это за птица:

 

Ворон хмыкнул: “Ерунда!”

Жора каркнул: “Никогда!”

 

Если перевертыш действительно учит, то прежде всего – родному языку. Он открывает малышу волшебную силу не только слова, но слога и каждого отдельного звука. Попробуй-ка звук или слог заблудиться, забрести в другое слово! Вон что получится: “Верхаться на слонокоте – Это – да! // Но спаться уже ни-когду не пойда!” (“Это – да! Это – нет!”).

Чудо – это счастье. И чем прозаичнее обстановка, тем чудеснее чудо и счастливее счастье. А у Мориц так всегда и бывает: чудеса рождаются из обыденности, которая и звучит поначалу несколько уныло – например, в стихотворении“Трудолюбивая старушка” двухстопным амфибрахием (трехсложный размер: чередование в стопе безударного, ударного и безударного слогов):

Ленивая кошка

Не ловит мышей.

Ленивый мальчишка

Не моет ушей.

Ленивая мышка

Не выроет норку.

 

Ленивый мальчишка

Не любит уборку.

Ленивая мушка

Не хочет летать.

Ленивый мальчишка

Не хочет читать!

 

Чудо является с героиней стихотворения:

 

Старушка пошла на охоту –

За кошку!

Привыкла и ловит

Мышей понемножку.

 

За мышку под бревнами

Вырыла норку,

Мешочек пшена притащила

И корку.

 

Парадоксально старушкино трудолюбие. Кошко-мышко-маль-чишкины дела она исполняет не покладая рук. Или уже лап? Надо превратиться в мышку, чтобы за нее “в норе / Под бревном хлопотать”.

Начав превращаться, старушка входит во вкус, обретает сноровку и поднимается – в буквальном смысле! – до недосягаемых высот:

 

Теперь –

За ленивую, сонную мушку

Старушка расправила

Нежные крылья

И вдаль полетела

Проведать подружку!

 

Превращения всегда сказочны и прекрасны. Что может быть поэтичнее этих “нежных крыльев”! А ощущение полета!..

В каждой строфе этого стихотворения без единого нарушения обнаруживается смежная рифмовка. И только в этих шести строках-стихах две лишены рифмы, а в первой строке нарушен принцип деления на полустишия. В результате возникает непривычно короткая, как толчок, первая строка: “Теперь”, затем – непривычно длинная: “За ленивую, сонную мушку” – набор высоты, и далее – этот удивительный, лишний, ни с чем не связанный, ни с чем не рифмующийся стих, плавно переходящий в следующий: “Старушка расправила / Нежные крылья / И вдаль полетела…” – вот он, полет!

В нерифмованном стихе старушка замирает в парении, позабыв обо всем, застывает, зависает над всеми этими ленивыми, глупыми мышками, мушками и мальчишками, которые лишают себя всех радостей жизни: чистоты, чтения, полета… Зато старушка, попревращавшись во всех по очереди, многое приобрела и летит теперь к подружке, начитанная, с вымытыми ушами, с кошкиным проворством и собственной глубокой радостью…

В превращениях, творимых Ю. Мориц, едва ли не самое замечательное то, что, превращаясь, герой продолжает оставаться самим собой, хранит свою личность и свои привязанности. Это один из главных уроков старушки. Но ленивый мальчишка слишком ленив, чтобы что-то понять. А мы? Мы с упоением учимся, потому что дидактизм поэта ненавязчив и поэтичен, а иногда “сладок”.

Все превращения в стихах Мориц совершаются не совсем так, как в традиционных – народных и даже литературных – сказках. Там чудо остается фокусом. Всех интересует результат, и никого – “механизм” превращения. А поэт ломает традицию, словно используя замедленную съемку: мы видим, как совершается чудо, наблюдаем процесс. Перед нами действительно учебник веселой магии.

Научиться вызывать те или иные превращения по чудесному учебнику нетрудно еще и потому, что все они находятся в ведении самой замечательной феи, имя которой Жизнь. Это она так устроила, что шоколад тает, лук выпускает зеленые стрелки, горох – усы, цветы открываются и закрываются. Сказочные и загадочные превращения буквально подстерегают нас на каждом шагу:

 

Из реки выходит сказка!

Из трамвая! Из ворот!..

Сказка, умница и прелесть,

С нами рядышком живет.

 

И не просто живет, а изо всех сил старается, чтобы мы ее обнаружили наконец:

 

Ух, за мной и за тобой

Сказки бегают гурьбой!

Обожаемые сказки

Слаще ягоды любой!

 

Жизнь сказочна. Поэт тем от нас и отличается, что видит сказки и для нас делает их видимыми благодаря одному-единственному слову – поэтическому образу – метафоре, сравнению, гиперболе, литоте. Этот простой набор лексических изобразительных средств в волшебном мире поэта приобретает силу могущественного заклинания. Слово прозвучало и… вареник уже смотрит царем, пчела – зеброй, звезда – рыбой, туча – волной, оса – сладким пончиком, а дым “…превращался / В дракона, в коня, / Он заставлял / Волноваться меня!”

Магия слова – прежде всего в его многозначности. Какое волшебство в приготовлении молочных продуктов? Но есть волшебство в слове “волноваться”. Оно означает одновременно и душевное смятение, и самую обыкновенную болтанку – на море или в воздухе. В нее-то и попадает кефир, очутившись нечаянно в вертолете. Такого двойного, душевного и телесного, волнения кефир не перенес. В результате выигрывают герои, на

 

…целый мир

Устроив пир с кефиром –

Ведь от волненья стал кефир

Сметаной, маслом, сыром…

Умение превращать доступно лишь тому, кто испробовал его прежде всего на себе. Ю. Мориц без конца признается в своих собственных приключениях-превращениях:

 

А я была синицей,

Смешной носатой птицей,

И прилетала тоже

Попрыгать-поиграть!

 

Я пряталась от кошек

И ела всяких мошек,

Но успевала все же

Попрыгать-поиграть!

 

Мы понимаем, что владение магией превращения, быть может, самая суть высокого ремесла поэта. Вот почему Ю. Мориц столь серьезна, когда, обращаясь к своим “глубоко обожаемым читателям”, признается в своей способности к превращениям как в важнейшем душевном опыте: “И еще скажу (по секрету!), что все в этой книжке – чистая правда и было лично со мной. Ведь ради такого серьезного дела, как стихи для вас, я могу превращаться в Пони, в Веселую лягушку, в Кота-Морехода, в Хохотальную Путаницу, в Летающую Лошадь, чтобы Вы, мои дорогие, купались в Море Чудес”.

Самая сокровенная идея книг Ю. Мориц – взрослых и детских, кошачьих, собачьих, птичьих, слонячьих – в том и состоит, что каждому, кто пришел в этот мир, – “Глоток задушевности нужен…”. И каждый, кто вздыхает, крякает, кудахчет, трещит, мяукает или визжит, об этом только и думает:

 

Ах, это чудесно,

Ах, это приятно,

Что кто-то на свете

Нуждается в нас!

Как можно без этого жить,

Непонятно!

 

Можно сказать, что в книгах Ю. Мориц все живут, не размыкая объятий. От самой “маленькой зверюшки, / Из которой лезут стружки”, до крокодилов, бегемотов и слонов.

В точности, как положено в сказке, каждая стихотворная история в книге Ю. Мориц заканчивается счастливо, торжеством любви. Ее книги – страна, где все любимы и счастливы. А располагается она в мире детской души. Здесь любовь и ласка себя не стыдятся, не спешат укрыться за внешней суровостью. По краю, отделяющему ясноглазую открытую любовь от строгой деловитости, проходит граница меж детством и взрослостью. У Ю. Мориц нет никаких обвинений взрослому миру. Наоборот, дети в ее стихах рвутся поскорее вырасти. Взрослый мир с его “железностью” и механистичностью им не кажется враждебным. Наоборот, он восхитителен: “Великолепен самолет за облаками, / И корабли прекрасны все до одного, / Но…”. Но взрослый мир слишком грандиозен, и с “объятьем” здесь не просто:

 

Великолепен самолет за облаками,

И корабли прекрасны все до одного,

Но трудно самолет обнять руками,

И трудно пароход обнять руками,

А пони так легко обнять руками,

И так чудесно обнимать его!

 

В “Любимом пони” раскрываются все чудеса любви, это стихотворение – одно непрекращающееся, перехватывающее дыхание объятие и сказка. Весь мир благодаря пони оказывается близким, достижимым – и во времени и в пространстве, – и вместе с ребенком замирает в обнимающих его детских руках, а “длинная челка из нежного шелка” трепещет у щеки…

Все стихи Ю. Мориц – про то, что только любовью преодолевается все страшное и печальное. Она напоминает о том же, отвечая на вопрос: “Что делать, если в темной комнате живет Одинокое Страшилище?” – Пожалуйста! Открываю секрет: надо срочно обнять и погладить Страшилище, чтобы оно перестало быть таким одиноким. А потом – насмешить, чтобы оно перестало быть Страшилищем, а стало Смешилищем”. Вот в чем колдовство, талант и счастье, и Огромный Такой Секрет Ю.П. Мориц. Неслучайно то там, то здесь вспыхивает ее улыбка: “Да-да! И улыбка моя – до ушей!” А может быть, и шире! Потому что у Ю. Мориц кот улыбается, улыбаются заяц, курица и пудель, и в аквариуме рыбки. А потому… не помещается

 

На одной странице

Улыбка необъятная,

До чего приятная!

Вот такой длины,

Вот такой ширины!

 

Вопросы и задания

 

1. С какими секретами детской поэзии вы познакомились? Сформулируйте их и раскройте каждый на примере стихотворений Ю. Мориц и других поэтов.

2. Перечитайте стихотворение “Ежик резиновый”. К какому щенку идет ежик? Живому? Пластмассовому? Тоже резиновому? “А что подарил он щенку?” Как вы об этом догадались?

3. В стихотворении Ю.П. Мориц “Слониха, слоненок и слон” постарайтесь найти секреты детской поэзии, с которыми вы познакомились.

4. В стихотворениях “Сказка про песенку”, “Расскажу вам про покупку” найдите сказочные мотивы и приемы, с помощью которых они вводятся в поэтический текст. Какую роль играют в этих стихотворениях сказочные мотивы?

5. Проследите, как и во имя чего совершаются превращения в стихотворениях “Кувшинка” и “Баллада о фокусах шоколада”.

6. Отыщите в стихах “волшебную палочку” поэта – те средства, с помощью которых совершаются превращения. Раскройте механизмы превращения в каждом конкретном случае.

7. Выберите самые яркие, на ваш взгляд, стихи Ю. Мориц о любви и подумайте, в чем проявляется могущество этого чувства.

8. Выберите одно из стихотворений Ю. Мориц и проанализируйте его: разгадав секреты автора, раскройте его отношение к героям стихотворения и миру.

 



Юнна Мориц, 2 июня 2020 – аналитический портал ПОЛИТ.РУ

2 июня 1937 года родилась Юнна Мориц, поэтесса.

 

Личное дело

Юнна Петровна (Пинхусовна) Мориц (80 лет) родилась Киеве в еврейской семье. Как рассказывает сама Мориц, отца арестовали по клеветническому доносу в год ее рождения. Через несколько «пыточных месяцев» его признали невиновным и отпустили, однако после возвращения он стал быстро терять зрение. «Слепота моего отца оказала чрезвычайное влияние на развитие моего внутреннего зрения», — писала впоследствии поэтесса. Мать, по ее же словам, «закончила гимназию до революции, давала уроки французского, математики, работала на художественных промыслах, медсестрой в госпитале и кем придется, даже дровосеком».

Во время войны с 1941 по 1945 годы семья жила в эвакуации в Челябинске, где отец работал на военном заводе. По окончании войны вернулись в Киев.

В 1954 году Юнна окончила школу и поступила на заочное отделение филологический факультет Киевского университета. К этому времени она уже начала печататься — первые стихи Мориц были опубликованы в журнале «Советская Украина» в 1955 году. В том же году она поступила на дневное отделение поэзии Литературного института им. А. М. Горького в Москве. Поскольку стипендии на жизнь не хватало, Юнна подрабатывала по ночам корректором в типографии.

Летом 1956 года отправилась в плавание по Арктике на ледоколе «Седов», побывала на Новой Земле. Это путешествие, общение с покорителями Арктики — зимовщиками, летчиками, моряками, оказали большое влияние на Юнну. «Законы арктического сообщества повлияли так сильно на мою 19-летнюю личность, что меня очень быстро исключили из Литинститута за «нарастание нездоровых настроений в творчестве»», писала она в своей автобиографии. Исключили ее вместе с Геннадием Айги и Беллой Ахмадулиной на год — с испытательным сроком. Через год Юнна восстановилась в Литинституте, который закончила в 1961 году.

В 1957 году в разгар хрущевской оттепели вышел первый поэтический сборник Юнны Мориц «Разговор о счастье». В 1961 году —  книга «Мыс Желания» (по названию мыса на Новой Земле), написанная под впечатлением  от путешествия по Арктике. После этого с 1961 по 1970 год книги Юнны Мориц не издавались – из-за написанных ей стихов «Кулачный бой» и «Памяти Тициана Табидзе» («На Мцхету падает звезда…»). После попадания в «черный список», поэтесса переключилась на стихи для детей. В 1963 году в журнале «Юность» в рубрике «Для младших братьев и сестер» ей удалось напечатать серию своих стихотворений.

В 1970 году вышел сборник Юнны Мориц «Лоза», в 1974 — «Суровой нитью». Дальше были изданы книги стихов «При свете жизни» (1977), «Третий глаз» ( 1980), «Избранное» (1982),  «Синий огонь» (1985),  «На этом береге высоком» (1987), «Портрет звука», изданный в Италии (1989)  и «В логове голоса» (1990).

Следующие 10 лет — с 1990 по 2000 год – книги Юнны Мориц снова не издавались. В это время она была известна своими демократическими взглядами, выступала с политическими комментариями на Радио «Свобода».

В 2000-е годы вышли поэтические сборники «Лицо»(2000), «Таким образом»(2001), «По закону — привет почтальону» (2005). Книги были проиллюстрированы рисунками самой поэтессы.

В 2000 году Юнна Мориц была удостоена премии «Триумф», присуждаемой Российским независимым фондом поощрения высоких достижений литературы и искусства. В 2004 году стала лауреатом премии имени Андрея Сахарова «За мужество в литературе».

О личной жизни Юнны Мориц сведений немного и они отрывисты — поэтесса ее никогда не афишировала. В 60-х годах ее мужем был известный переводчик эстонской литературы и поэт Леон Тоом – «одна из самых романтических фигур литературной Москвы 50–60-х годов». Тоом трагически погиб в 1969 году, выпав из окна. Впоследствии Юнна вышла замуж за писателя Юрия Щеглова (Юрий Варшавер).

Сын Юнны Мориц — Дмитрий Глинский (Васильев) окончил филологический факультет МГУ.  Сейчас состоит в Комиссии по еврейскому народу при UJA-Federation of NY  и комиссии по иммиграционным вопросам Нью-Йоркского отделения Американского еврейского комитета. Также Дмитрий является основателем и президентом Русскоязычного общественного совета Манхеттена и Бронкса.

 

 

Чем знаменита

Юнна Мориц — автор многих поэтических книг, однако подавляющему большинству наших сограждан она знакома именно как детская поэтесса, на добрых и чудаковатых  стихах которой выросло не одно поколение россиян.  «Ежик резиновый», «Пони бегает по кругу»,  «Большой секрет для маленькой компании», «Собака бывает кусачей» и другие детские стихи Юнны Мориц стали уже настоящей классикой. Многие их них были положены на музыку и стали знамениты в исполнении Сергея и Татьяны Никитиных.

Всего же автор выпустила 8 книг для детей «от 5 до 500 лет». За книгу «Крыша ехала домой» в 2011 году она получила премию правительства Российской Федерации в области культуры.

Стихи поэтессы переведены на многие европейские языки, а также на японский и китайский.

Творчество Юнны Мориц последних лет (в частности, серия стихов «Не для печати»),  вызывает ожесточенную полемику и рассматривается, скорее, не в контексте литературы, а как рифмованная публицистика охранительного толка.

 

О чем надо знать

Помимо написания собственных стихов, Юнна Мориц много занималась поэтическими переводами. В частности, переводила  Оскара Уайльда, Федерико Гарсиа Лорку,  Сесара Вальехо,  Константиноса Кавафиса, Овсея Дриза, Расула Гамзатова, Тараса Шевченко, Моисея Тейфа.

Обращение к творчеству поэта Моисея Тейфа вызвало у Юнны Мориц интерес к еврейской теме. В 1964 году вышел поэтический сборник Тейфа «Рукопожатие» в ее переводах, которые сам поэт ценил очень высоко, как наиболее соответствующие духу оригинала. Сборник имел успех, а знаменитое пронзительное стихотворение «Кихелех и земелех» («Возле булочной на улице Горького») было положено на музыку композитором М. Дунаевским. Песня, написанная в 1967 году, была исполнена в спектакле «Сказание про царя Максимилиана» студии «Наш дом» при МГУ. И хотя в дальнейшем песню исполнять на спектакле запретили, она уже приобрела большую популярность и «пошла в народ».

В дальнейшем стихотворение вошло в репертуар театра «У Никитских ворот» Марка Розовского, который создал из него маленькую пьесу одного стихотворения «Кихелех и земелех».

 

Прямая речь

О путешествии по Арктике: «Я никогда не забываю людей той Арктики, где я видела совсем другой образ жизни, не материковый, без никаких магазинов, улиц, кинотеатров, там жизнь зависела от радистов, от радиации, навигации, авиации, ледовой разведки, там космос — внутри человека. В зеркале Арктики видно, кто ты есть и какова цена твоей личности, твоих поступков, твоего ума и таланта быть человеком. Чувство Арктики — это подарок судьбы, особенно в 19 лет, это — божественное богатство и морозоустойчивость к „общественным мнениям“».

О своих учителях: «Моим современником был постоянно Пушкин, ближайшими спутниками — Пастернак, Ахматова, Цветаева, Мандельштам, Заболоцкий, а учителями — Андрей Платонов и Томас Манн».

О женской поэзии: «Каждая русская поэтесса, которая родилась на сорок-пятьдесят лет позднее Анны Ахматовой и Марины Цветаевой, обречена, как спартанский младенец: сильным — жизнь, слабым — смерть».

О стихах для детей: «Был и есть какой-то дурацкий предрассудок, что никогда «взрослый» поэт не сможет быть «детским» и наоборот. А я исходила из того, что книги детям читают взрослые и только потом дети начинают сами читать поэзию. Вот я и писала такие стихи для детей, которые были бы интересны и взрослым, и мне самой. Я писала для детей с упоением, ушами махая в абсолютной свободе, чем и доныне с большим удовольствием занимаюсь».

О «черных списках»: «Убеждена, что все «черные списки» по ведомству литературы, всегда и сейчас, сочиняются одними писателями против других, потому что репрессии — очень доходное дело».

Читательский отзыв о стихах Юнны Мориц «на злобу дня»: «Наткнулась на официальный сайт Юнны Мориц. Лучше б не натыкалась. У нее там очень много современных стихов. Взрослых и на злобу дня — о политике, событиях на Украине. Стихи плоские, неприятные, с двусмысленным словотворчеством («протестуция» и тому подобное). Как-то меня это удручает. Не люблю я на злобу дня, считаю, что поэзия, она вне времени и выше всяких политических дрязг. Поэтому взрослое творчество Мориц я, пожалуй, читать не буду. Пусть для меня она останется автором Резинового ежика и Кусачей собаки».

 

5 фактов о Юнне Мориц

  • Свое первое стихотворение Юнна Мориц  написала, когда ей было четыре года:

Ослик встал на табуретку,

Ослик съел свою таблетку,

И наконец-то горло

У него продерло.

  • Сама себя Юнна Мориц называет «поэтка».
  • Юнна Мориц считает свои рисунки к книгам не иллюстрациями, а стихами на языке живописи: ««Это не иллюстрации, а часть моей поэзии, такие стихи, которые невыразимы словами, а могли быть написаны только так — кистью, линией, цветом».
  • Юнна Мориц резко выступила против бомбежек Сербии, написав поэму «Звезда Сербости». По ее словам,  «эта поэма написана человеком того народа, который был подвергнут геноциду, о народе, который в данный момент убивают. Думаю, что именно я должна была испытать это очень сильное и глубокое потрясение. Это не гражданская позиция, а позиция человека, на которого бомбы летят. Почему, когда евреев убивают в Бабьем Яру, –  это глубокое личное переживание, а когда убивают сербов в Белграде, – это гражданская позиция?»
  • Юнна Мориц отказывается от предложений печататься в антологиях «женской поэзии», поскольку, по ее словам, «ни один кретин еще не додумался до антологии «мужской поэзии»».

 

Материалы о Юнне Мориц

Быть поэтессой в России труднее, чем быть поэтом. Эссе Юнны Мориц

Юнна Мориц. Автобиография.

Биография Юнны Мориц на сайте РИА Новости

Марк Розовский «Кихелех и земелех»

Статья о Юнне Мориц в Википедии

Юнна Мориц. Резиновый ёжик. Пони. Это очень интересно. БОЛЬШОЙ СЕКРЕТ ДЛЯ МАЛЕНЬКОЙ КОМПАНИИ. Собака бывает кусачей. ХОХОТАЛЬНАЯ ПУТАНИЦА

ЁЖИК РЕЗИНОВЫЙ

По роще калиновой,
По роще осиновой
На именины к щенку
В шляпе малиновой
Шёл ёжик резиновый
С дырочкой в правом боку.

Были у ёжика
Зонтик от дождика,
Шляпа и пара галош.
Божьей коровке,
Цветочной головке
Ласково кланялся ёж.

Здравствуйте, ёлки!
На что вам иголки?
Разве мы-волки вокруг?
Как вам не стыдно!
Это обидно,
Когда ощетинился друг.

Милая птица,
Извольте спуститься-
Вы потеряли перо.
На красной аллее,
Где клёны алеют,
Ждёт вас находка в бюро.

Небо лучистое,
Облако чистое.
На именины к щенку
Ёжик резиновый
Шёл и насвистывал
Дырочкой в правом боку.

Много дорожек
Прошёл этот ёжик.
А что подарил он дружку?
Об этом он Ване
Насвистывал в ванне
Дырочкой в правом боку!

 

БОЛЬШОЙ СЕКРЕТ
ДЛЯ МАЛЕНЬКОЙ КОМПАНИИ

Под грустное мычание,
Под бодрое рычание,
Под дружеское ржание
Рождается на свет
Большой секрет
Для маленькой,
Для маленькой такой компании,
Для скромной такой компании
Огромный такой
Секрет:
— Ах, было б только с кем…
Ах, было б только с кем…
Ах, было б только с кем
Поговорить!

 

ВАНЕЧКА-ПАСТУХ

На лугу стоят овечки,
Шерсть закручена в колечки,
А играет для овечек
На свирели человечек.
Это Ванечка-пастух!
У него хороший слух.
Он и волка ненавидит,
И ягнёнка не обидит,
Не обидит нипочём.
Быть Ванюше скрипачом!

 

ОГРОМНЫЙ СОБАЧИЙ СЕКРЕТ

Собака бывает кусачей
Только от жизни собачьей,
Только от жизни собачьей
Собака бывает кусачей!

Собака хватает
Зубами за пятку,
Собака съедает
Гражданку Лошадку
И с ней гражданина Кота,
Когда проживает
Собака не в будке,
Когда у неё завывает
В желудке,
И каждому ясно,
Что эта собака —
Кру-у-у-глая сирота.

Никто не хватает
Зубами за пятку,
Никто не съедает
Гражданку Лошадку
И с ней гражданина Кота,
Когда у собаки
Есть будка и миска,
Ошейник, луна
И в желудке сосиска.
И каждому ясно,
Что эта собака —
Не круглая сирота!

Собака несчастная —
Очень опасна,
Ведь ей не везёт
В этой жизни
Ужасно,
Ужасно, как ей не везёт!
Поэтому лает она,
Как собака.
Поэтому злая она,
Как собака.
И каждому ясно,
Что эта собака
Всех без разбору
Грызёт!

Прекрасна собака,
Сидящая в будке!
У ней расцветают в душе
Незабудки,
В желудке играет кларнет!
Но шутки
С бродячей собакой бездомной
Опасны, особенно
Полночью тёмной, —
Вот самый собачий,
Вот самый огромный,
Огромный Собачий Секрет!

Собака бывает кусачей
Только от жизни собачьей,
Только от жизни собачьей
Собака бывает кусачей!

 

ПОНИ

Пони девочек катает,
Пони мальчиков катает,
Пони бегает по кругу
И в уме круги считает.

А на площадь вышли кони,
Вышли кони на парад!
Конь по имени Пират
Вышел в огненной попоне.
И заржал печальный пони:

— Разве, разве я не лошадь?
Разве мне нельзя на площадь?
Разве я вожу детей
Хуже взрослых лошадей?

Я лететь могу, как птица!
Я с врагом могу сразиться
На болоте, на снегу!
Я могу, могу, могу!

Приходите, генералы,
В воскресенье в зоопарк!
Я съедаю очень мало,
Меньше кошек и собак.

Я выносливее многих-
И верблюда, и коня!
Подогните ваши ноги
И садитесь на меня.

 

ЭТО ОЧЕНЬ ИНТЕРЕСНО

Это очень интересно, —
От кого река бежит?
Это очень интересно, —
Что в трамвае дребезжит?
Почему скворец поёт?
Почему медведь ревёт?
Почему один в берлоге,
А другой в гнезде живёт?

Это очень интересно, —
Кто деревья посадил?
Кто придумал крокодилу
Это имя Крокодил?
Кто назвал слоном Слона?
Это очень интересно, —
Кто Сазану и Фазану
Дал такие имена?

Это очень интересно —
Поглядеть на муравья,
Это очень интересно, —
Как живёт его семья?
Нелегко живётся ей,
Потому что меньше кошки,
Меньше мухи, меньше мошки,
Всех он меньше, муравей!

Это очень интересно, —
Где ночует стрекоза?
Это очень интересно, —
Почему молчит коза?
Это очень интересно, —
В барабан ли бьёт гроза?

Это, это же чудесно,
Что у всех, у всех детей
И у всех, у всех людей
На лице живут глаза!

 

ХОХОТАЛЬНАЯ ПУТАНИЦА
(частушечки-хохотушечки)

С мармеладом в бороде
К своему папаше
Плыл медведь в сковороде
По кудрявой каше!

Над землёй арбуз летит,
Он чирикает, свистит:
«Я-горчица, я-лимон!
Я закрылся на ремонт!»

Раз в галошу села Лошадь,
И сказала: – Я – Галошадь,
На гитаре, на гармошке,
Буду делать иго-гошки!

Ям-тирьям-тирьям, в коляске
Две усатых Свистопляски
Босиком, бегом-бегом
Ловят ветер сапогом!

Вот и кончились метели,
Табуретки прилетели,
На ветвях поют слоны,
– Здравствуй, первый день весны!

Вышла мода из комода,
Моде – сто четыре года,
У неё на голове
Огород и бочка мёда!

Шла оглобля на танцульки
В новой шляпе из кастрюльки.
Кавалер её был веник,
Он из шляпы съел вареник!

Кот напился валерьянки,
Хулиганить стал по пьянке,
И за то, что лез к мышам,
Получил он по ушам!

Жил-был козлик у бабули,
Волк сварил его в кастрюле,
Козлик вышел молодцом,
Слопал волка с огурцом!

Пароход плывёт в компоте,
Летом он живёт у тёти,
Красит яйца и забор,
Огурец и помидор.

По реке бежит буфет,
В нём лежит Большой Секрет,
Он снимается в кино,
Всем понравится оно!

 

ЗАХОДИТЕ В ГОСТИ!

Чисто в домике у белки,
Дети вымыли тарелки,
Мусор вымели во двор,
Палкой выбили ковёр.

Постучался почтальон —
Благородный старый Слон,
Вытер ноги о подстилку:
— Распишитесь за «Мурзилку»! —

Протягивает веточку,
Показывает клеточку:
— Напишите мелко
«Получила белка».

Кто ещё стучится в двери?
Это-мошки, птицы, звери!
Вытирайте ножки,
Дорогие крошки!
Заходите и садитесь.
Поросята, не стыдитесь!
Ведь бывают, между прочим,
Свиньи вежливые очень.
Всё не от питания,
А от воспитания!

Детское : Детские стихи : Большой секрет для маленькой компании : Юнна Мориц : читать онлайн

Сборник известных стихов для детей — маленьких и не очень, мы хорошо знаем их по мультфильмам и песням. Кто же не знает ежика резинового?

Иллюстрации Михаила Самуиловича Беломлинского.


ГЛУБОКО ОБОЖАЕМЫЕ ЧИТАТЕЛИ!

Я получила от вас три вагона писем, написанных разноцветными печатными буквами. Те, кто видел мультик «Большой секрет для маленькой компании», спрашивают: «А есть ли у вас ещё секреты? Сколько? И какие?» Отвечаю: «Есть! Всякие! Их много! Какие хотите?» Например, вы просите: «Откройте секрет — что делать, если в тёмной комнате живёт Одинокое Страшилище?» Пожалуйста! Открываю секрет: надо срочно обнять и погладить Страшилище, чтобы оно перестало быть таким одиноким. А потом — насмешить, чтобы оно перестало быть Страшилищем, а стало Смешилищем!

Или, например: «Откройте секрет — кого вы любите больше всего на свете?» Пожалуйста! Того, кто всегда растёт. Того, с кем всё время что-то случается. Того, кто летает во сне. Того, кто способен задать три вагона вопросов и умчаться в мир волнующих приключений, опасностей и великих открытий… Совершенно верно! Вы угадали! Больше всего на свете я люблю… вас! И поэтому вот уже 30 лет я для вас насвистываю свои стихотворения, как ёжик с дырочкой в правом боку. И ещё скажу (по секрету!), что всё в этой книжке — чистая правда и было лично со мной. Ведь ради такого серьёзного дела, как стихи для вас, я могу превращаться в Пони, в Весёлую Лягушку, в Кота-морехода, в Хохотальную Путаницу, в Летающую Лошадь, чтобы вы, мои дорогие, купались в Море Чудес.

Ваш поэт Юнна Мориц

Весёлый завтрак

ЁЖИК РЕЗИНОВЫЙ


По роще калиновой,
По роще осиновой
На именины к щенку
В шляпе малиновой
Шёл ёжик резиновый
С дырочкой в правом боку.


Были у ёжика
Зонтик от дождика,
Шляпа и пара галош.
Божьей коровке,
Цветочной головке
Ласково кланялся ёж.


Здравствуйте, ёлки!
На что вам иголки?
Разве мы — волки вокруг?
Как вам не стыдно!
Это обидно,
Когда ощетинился друг.


Милая птица,
Извольте спуститься —
Вы потеряли перо.
На красной аллее,
Где клёны алеют,
Ждёт вас находка в бюро.


Небо лучистое,
Облако чистое.
На именины к щенку
Ёжик резиновый
Шёл и насвистывал
Дырочкой в правом боку.


Много дорожек
Прошёл этот ёжик.
А что подарил он дружку?
Об этом он Ване
Насвистывал в ванне
Дырочкой в правом боку!

СКАЗКА ПРО ПЕСЕНКУ


     Все козлята
     Любят петь,
     Все телята
     Любят петь,
     Все кудряшки
     На барашке
Любят песенки свистеть!


А кто песенку поёт
     иногда,
Тот от страха не умрёт
     никогда!
А кто песенку всегда поёт,
     Тому лапу
           даже волк
                 подаёт!


Потому что —
     ай-яй-яй! —
           ни за что
Слопать песенку
     не сможет
           никто!


А вот песенка
     в один
          присест—
Ой-ёй-ёй!—
     даже волка
          съест!


По причине,
     молодчине такой
Все лягушки поют
     за рекой,
Все кузнечики поют
     на лугу!
И могу ли я не петь?
     Не могу!


     Все козлята
     Любят петь,
     Все телята
     Любят петь,
     Все кудряшки
     На барашке
Любят песенки свистеть!

ПОПРЫГАТЬ-ПОИГРАТЬ!


Стоит в лесу избушка,
А в ней живёт Петрушка,
К нему идёт зверюшка
Попрыгать-поиграть!
     Олени,
     Носороги,
Медведи из берлоги
 Приходят друг за дружкой
Попрыгать-поиграть!
Косули и еноты,
     Ежи
     И бегемоты
 Бегут после охоты
Попрыгать-поиграть!
      Малиновка,
     Овсянка,
Живая обезьянка,
У всех одно и то же —
Попрыгать-поиграть!


А я была синицей,
Смешной носатой птицей,
И прилетала тоже
Попрыгать-поиграть!
     Я пряталась
     От кошек
И ела всяких мошек,
Но успевала всё же
Попрыгать-поиграть!


Теперь, как говорится,
Я вовсе не синица,
Не бегаю от кошек
И мошек не ловлю,
     Но в праздник
     У Петрушки
Попрыгать на пирушке,
Как прочие зверюшки,
Я всё-таки люблю!

ЗДРАВСТВУЙ, РОБОТ!


Здравствуй, Робот,
Приятель железный!
Не устал ли ты,
Друг мой любезный?


Не пора ли тебе
На часок
Прогуляться
На речку,
В лесок?


Не пора ли тебе
Прогуляться,
На траве, на песке
Поваляться?


Если будет свободное время,
Приходи и попрыгай со всеми!
Ни за что
Мы с тобой не поссоримся,
А сыграем в футбол
И поборемся!

ПОНИ


Пони девочек катает,
Пони мальчиков катает,
Пони бегает по кругу
И в уме круги считает.


А на площадь вышли кони,
Вышли кони на парад!
Конь по имени Пират
Вышел в огненной попоне.
И заржал печальный пони:


— Разве, разве я не лошадь?
Разве мне нельзя на площадь?
Разве я вожу детей
Хуже взрослых лошадей?


Я лететь могу, как птица!
Я с врагом могу сразиться
На болоте, на снегу!
Я могу, могу, могу!


Приходите, генералы,
В воскресенье в зоопарк
Я съедаю очень мало,
Меньше кошек и собак.


Я выносливее многих —
И верблюда, и коня!
Подогните ваши ноги
И садитесь на меня.

ИДЁТ ВЕСНА ПО ГОРОДУ!


     Динь! Дон!
     Динь! Дон!
Это что за нежный звон?
Это пролесок-подснежник
Улыбается сквозь сон!


Это чей пушистый луч
Так щекочет из-за туч,
Заставляя малышей
Улыбаться до ушей?


Это чья же теплота,
Чья такая доброта
Заставляет улыбаться
Зайца, курицу, кота?
И по какому поводу?
     Идёт Весна
     По городу!


И у пуделя — улыбка!
И в аквариуме рыбка
Улыбнулась из водицы
Улыбающейся птице!


Вот и получается,
Что не помещается
На одной странице
Улыбка необъятная,—
До чего приятная!
Вот такой длины,
Вот такой ширины!
А по какому поводу?
     Идёт Весна
     По городу!


Весна Мартовна Подснежникова,
Весна Апрелевна Скворешникова,
Весна Маевна Черешникова!

МАЛИНОВАЯ КОШКА


У Марфы на кухне
Стояло лукошко,
В котором дремала
Домашняя кошка.
Лукошко стояло,
А кошка дремала,
Дремала на дне,
Улыбаясь во сне.


Марфута спросонок
Пошла к леснику
С лукошком,
Где кошка спала на боку.
Марфута не знала,
Что кошка в лукошке
Дремала на дне,
Улыбаясь во сне…


Лесник, насыпая
Малину в лукошко,
С болтливой Марфутой
Отвлёкся немножко.
Лесник не заметил,
Что кошка в лукошке
Дремала на дне,
Улыбаясь во сне…


А кошка проснулась
И выгнула спину,
И пробовать стала
Лесную малину.
Никто не заметил,
Что кошка в лукошке
Хихикает тихо
И чмокает лихо!


Лесник
Сковородку с грибами приносит,
Марфуту любезно
Позавтракать просит.
Над ними хихикает
Кошка в лукошке —
В своё удовольствие
Ест продовольствие!


Марфута наелась
Маслятами на год,
А кошка
Малиновой стала от ягод.
Малиновый зверь
На малиновых лапах,—
Какой благородный
Малиновый запах!


Подходит Марфута
И видит в лукошке
Улыбку усатой
Малиновой кошки.
— Таких не бывает! —
Марфута сказала.
— Такие бывают!—
Ей кошка сказала
И гордо
Малиновый бант завязала!

АРБУЗИК


Он приехал из Херсона,
Из зелёно-голубого!
Прыгнул в кузов из вагона,
Из зелёно-голубого!
Зазвенел на перекрёстке,
Жёлтом, красном и зелёном.
Машет мальчику в матроске
Бодрым хвостиком зелёным,
И со звоном в голове
Мчит арбузик по Москве!


А любители арбузов —
Все, включая карапузов!—
Догоняют этот кузов,
Чтобы лучший из арбузов
Целовать, и обнимать,
И за хвостик поднимать!


Всех арбузов он красней,
Потому что из Херсона!
Всех арбузов он вкусней,
Потому что из Херсона!
Он особенно звенит,
Потому что из Херсона!
Он ужасно знаменит,
Потому что из Херсона!


Потому что из Херсона,
Из зелёно-голубого,
Из херсонского вагона,
Из зелёно-голубого,
В день ненастный,
Даже грустный,
Прискакал не принц в карете,
А прекрасный,
Самый вкусный
Из арбузиков на свете!

ДЕЛЬФИН ДЕЛЬФИНЫЧ


Кто там пляшет на волне,
Шлёт привет тебе и мне?
Это наш Дельфин Дельфиныч!
Кто с улыбкой добряка
К нам приплыл издалека?
Это наш Дельфин Дельфиныч!


Ближе, ближе подплывай,
Головою нам кивай,
Старый друг Дельфин Дельфиныч!
Мы не виделись давно,
Новостей полным-полно
У тебя, Дельфин Дельфиныч!


Ничего не говоря,
Нам расскажет про моря
Дорогой Дельфин Дельфиныч!
О подводных чудесах,
О кораллах, парусах
Знает всё Дельфин Дельфиныч!


Хорошо в Москве зимой
Вспомнить море, летний зной
И подумать в час ночной:
Как там наш Дельфин Дельфиныч?


Пусть не может он читать
И на письма отвечать,—
Будет письма получать
От меня Дельфин Дельфиныч!

БОЛЬШОЙ СЕКРЕТ ДЛЯ МАЛЕНЬКОЙ КОМПАНИИ


Под грустное мычание,
Под бодрое рычание,
Под дружеское ржание
Рождается на свет
Большой секрет
Для маленькой,
Для маленькой такой компании,
Для скромной такой компании
Огромный такой
Секрет:
— Ах, было б только с кем…
Ах, было б только с кем…
Ах, было б только с кем
     Поговорить!

СВЕЖИЙ БУБЛИК


На Каляевской в окошке
Тётя бублики печёт!
Я куплю четыре штуки
На четыре пятака.
Пятаки звенят в ладошке,
Дождь за шиворот течёт…
Тесто крутит закорюки —
Бублик делает пока!


Раз-два-три-четыре штуки
Покупаю закорюки
Для себя и для друзей:
Шуре, Ване и Серёже,
Всей компании моей!


Свежий бублик на лопате
Пышет жаром и блестит,—
Покупатель тянет руки,
Улыбаясь до ушей!
Кто дождётся и заплатит —
Свежим бубликом хрустит!
Я куплю четыре штуки
Для себя и для друзей,


Раз-два-три-четыре штуки:
Шуре, Ване и Серёже,
И себе, конечно, тоже —
Всей компании моей!


Дождь по крыше барабанит…
Вот и очередь моя!
Вдруг нашлась в моём кармане
Вещь прекрасная, друзья!
Это — маленький шпагатик,
Сантиметров пятьдесят,—
У меня теперь на шее
Связкой бублики висят!


Раз-два-три-четыре штуки —
Для меня и для друзей:
Шуре, Ване и Серёже,
Всей компании моей!

В ОЧКАХ И БЕЗ ОЧКОВ


Когда хожу я
Без очков,
Я наступаю
На жучков


И укусить могу
Шкатулку,
Вполне приняв её
За булку!


Зато в очках
Я никогда
Не сел
На спящего кота,


Не вышел в сад
Через окно,
Не спутал
Почту и кино!


Но для того,
Чтоб видеть сны,
Очки мне вовсе
Не нужны!
А ночь нужна,
И тишина,
И звёзды в небе,
И луна,
Нужна подушка
И кровать
И нужно
Глаз не открывать!

СТРАШИЛИЩЕ


Однажды
Лохматый петух на заре,
Взлетев на забор,
Закричал: — Ку-ка-ре!..


Утёнок от страха
Помчался за уткою:
Петух для утёнка —
Страшилище жуткое!

ВЕСЁЛЫЙ ЗАВТРАК


Забрела на полчаса
К нам позавтракать оса.
Ходят стулья ходуном
Вся избушка — кверху дном!


На столе — столпотворенье,
Кувыркается салат,
Сыр, яичница, варенье…
Над столом — как приведенье
Скачет дедушкин халат!
Под столом сидит семья:
Мама, бабушка и я.


Папа с веником летает,
Подметает потолок,
Он летает и мечтает
Выгнать гостью за порог.


А она жужжит под носом
И над ухом, и везде —
В башмаке, в кормушке с просом,
В газированной воде,


В рукаве и сковородке,
В балалайке и часах,
У меня на подбородке
И у дедушки в усах!


Вдруг настала тишина
Звонкого звонче—
Это вышел из окна
Золотистый пончик!
Он — с вареньем,
Он — с изюмом,
С нашим визгом,
Криком, шумом!
Это — пончик с лапками,
С крылышками сладкими.
У такого пончика —
Жало с острым кончиком!


Он теперь жужжит на клёне,
Изгибается в поклоне,
Извиняется оттуда,
Что расколота посуда,
Что из этой заварушки
Не вышло дружеской пирушки!

ЦВЕТОК


У меня живёт цветок.
Он бы море выпить мог.
Дам водички —
Он глотает
И немножко расцветает!

ЭТО ОЧЕНЬ ИНТЕРЕСНО


Это очень интересно,—
От кого река бежит?
Это очень интересно,—
Что в трамвае дребезжит?
Почему скворец поёт?
Почему медведь ревёт?
Почему один в берлоге,
А другой в гнезде живёт?


Это очень интересно,—
Кто деревья посадил?
Кто придумал крокодилу
Это имя Крокодил?
Кто назвал слоном Слона?
Это очень интересно,—
Кто Сазану и Фазану
Дал такие имена?


Это очень интересно —
Поглядеть на муравья,
Это очень интересно,—
Как живёт его семья?
Нелегко живётся ей,
Потому что меньше кошки,
Меньше мухи, меньше мошки,
Всех он меньше, муравей!


Это очень интересно,—
Где ночует стрекоза?
Это очень интересно,—
Почему молчит коза?
Это очень интересно,—
В барабан ли бьёт гроза?


Это, это же чудесно,
Что у всех, у всех детей
И у всех, у всех людей
На лице живут глаза!

ПУЗАТЫЙ ЧАЙНИК


Пузатый чайник я люблю!
Он жарким делом занят,
Свистит он песенку свою
И крышкой барабанит!


Пых-пых, весёлый вкусный пар
Из чайника летит, как шар,
А иногда из носа
Торчит, как знак вопроса.


Пузатый чайник знаменит
В любое время года,
Особенно когда стоит
Неважная погода.


Тогда варенье или мёд
В два счёта мама достаёт
И две большие плюшки
Для маленькой пирушки!


Я улыбаюсь до ушей,
А чайник мой грохочет,
Хохочет,
Словно муравей
До слёз его щекочет!


Пых-пых, горячий вкусный чай
Разгонит скуку и печаль.
Он — с мёдом, он — с вареньем,
С чудесным настроеньем!


И пляшет чайник на столе,
Пируя вместе с нами,
А я пою в его тепле
Про чайник песню маме:


«Пузатый чайник знаменит
В любое время года,
Особенно когда стоит
Неважная погода.


Пых-пых, горячий вкусный чай
Разгонит скуку и печаль.
Он — с мёдом, он — с вареньем,
С чудесным настроеньем!»

Я РАССКАЖУ ВАМ ПРО ПОКУПКУ


Втроём зашли мы в гастроном
С Василием и Джеком.
Сказал Василий: «Мур-мур-мур!»
А Джек пошёл за чеком.


Вильнул хвостом лохматый Джек,
Лизнул он в нос кассира —
И выскочил из кассы чек,
А Джек сказал: «Спасибо!»


Купив кефир и каравай,
А также соль и свечку,
Мы прыгнули в речной трамвай
И переплыли речку.


На берегу сидел рыбак,
Ромашками заросший,
Ловил он раков и салак
Резиновой галошей.


Тут появился вертолёт,
Удравший от пилота,
А догонял его пилот —
Начальник вертолёта!


Василий зарычал: «Ку-ку!»,
Вскарабкался на вышку
И вертолёт на всём скаку
Поймал за хвост, как мышку.


«Держи его!» — кричал пилот,
Начальник вертолёта,
И все залезли в вертолёт,
Удравший от пилота,


И облетели целый мир,
Устроив пир с кефиром —
Ведь от волненья стал кефир
Сметаной, маслом, сыром!

СЧАСТЛИВЫЙ ЖУК


— Ты откуда,
Милый жук,
Голубые ножки?
Видишь, я тебя держу
На своей ладошке!


— Я по свету кочевал,
Плёлся по дорожке,
А потом заночевал
На кусте картошки.


— Ешь, пожалуйста,
            цветок,
Пей свою росинку.
Если б ты увидеть мог
Собственную спинку!
Ты — блестящий, голубой,
Ты — такой красивый!
Зря качает головой
Селезень ленивый.


Я не дам тебя склевать
Утке-кривоножке.
Будем вместе ночевать
На кусте картошки.
Замечательно вдвоём
Кочевать по свету!
Мы в кино с тобой пойдём,
Каждый — по билету.


И увидят все вокруг,
Что живёт на свете
Голубой красивый жук,
Голубой счастливый жук
И счастливый Петя.

ЁЖИК РЕЗИНОВЫЙ


По роще калиновой,
По роще осиновой
На именины к щенку
В шляпе малиновой
Шёл ёжик резиновый
С дырочкой в правом боку.


Были у ёжика
Зонтик от дождика,
Шляпа и пара галош.
Божьей коровке,
Цветочной головке
Ласково кланялся ёж.


Здравствуйте, ёлки!
На что вам иголки?
Разве мы — волки вокруг?
Как вам не стыдно!
Это обидно,
Когда ощетинился друг.


Милая птица,
Извольте спуститься —
Вы потеряли перо.
На красной аллее,
Где клёны алеют,
Ждёт вас находка в бюро.


Небо лучистое,
Облако чистое.
На именины к щенку
Ёжик резиновый
Шёл и насвистывал
Дырочкой в правом боку.


Много дорожек
Прошёл этот ёжик.
А что подарил он дружку?
Об этом он Ване
Насвистывал в ванне
Дырочкой в правом боку!

СКАЗКА ПРО ПЕСЕНКУ


     Все козлята
     Любят петь,
     Все телята
     Любят петь,
     Все кудряшки
     На барашке
Любят песенки свистеть!


А кто песенку поёт
     иногда,
Тот от страха не умрёт
     никогда!
А кто песенку всегда поёт,
     Тому лапу
           даже волк
                 подаёт!


Потому что —
     ай-яй-яй! —
           ни за что
Слопать песенку
     не сможет
           никто!


А вот песенка
     в один
          присест—
Ой-ёй-ёй!—
     даже волка
          съест!


По причине,
     молодчине такой
Все лягушки поют
     за рекой,
Все кузнечики поют
     на лугу!
И могу ли я не петь?
     Не могу!


     Все козлята
     Любят петь,
     Все телята
     Любят петь,
     Все кудряшки
     На барашке
Любят песенки свистеть!

ПОПРЫГАТЬ-ПОИГРАТЬ!


Стоит в лесу избушка,
А в ней живёт Петрушка,
К нему идёт зверюшка
Попрыгать-поиграть!
     Олени,
     Носороги,
Медведи из берлоги
 Приходят друг за дружкой
Попрыгать-поиграть!
Косули и еноты,
     Ежи
     И бегемоты
 Бегут после охоты
Попрыгать-поиграть!
      Малиновка,
     Овсянка,
Живая обезьянка,
У всех одно и то же —
Попрыгать-поиграть!


А я была синицей,
Смешной носатой птицей,
И прилетала тоже
Попрыгать-поиграть!
     Я пряталась
     От кошек
И ела всяких мошек,
Но успевала всё же
Попрыгать-поиграть!


Теперь, как говорится,
Я вовсе не синица,
Не бегаю от кошек
И мошек не ловлю,
     Но в праздник
     У Петрушки
Попрыгать на пирушке,
Как прочие зверюшки,
Я всё-таки люблю!

ЗДРАВСТВУЙ, РОБОТ!


Здравствуй, Робот,
Приятель железный!
Не устал ли ты,
Друг мой любезный?


Не пора ли тебе
На часок
Прогуляться
На речку,
В лесок?


Не пора ли тебе
Прогуляться,
На траве, на песке
Поваляться?


Если будет свободное время,
Приходи и попрыгай со всеми!
Ни за что
Мы с тобой не поссоримся,
А сыграем в футбол
И поборемся!

ПОНИ


Пони девочек катает,
Пони мальчиков катает,
Пони бегает по кругу
И в уме круги считает.


А на площадь вышли кони,
Вышли кони на парад!
Конь по имени Пират
Вышел в огненной попоне.
И заржал печальный пони:


— Разве, разве я не лошадь?
Разве мне нельзя на площадь?
Разве я вожу детей
Хуже взрослых лошадей?


Я лететь могу, как птица!
Я с врагом могу сразиться
На болоте, на снегу!
Я могу, могу, могу!


Приходите, генералы,
В воскресенье в зоопарк
Я съедаю очень мало,
Меньше кошек и собак.


Я выносливее многих —
И верблюда, и коня!
Подогните ваши ноги
И садитесь на меня.

ИДЁТ ВЕСНА ПО ГОРОДУ!


     Динь! Дон!
     Динь! Дон!
Это что за нежный звон?
Это пролесок-подснежник
Улыбается сквозь сон!


Это чей пушистый луч
Так щекочет из-за туч,
Заставляя малышей
Улыбаться до ушей?


Это чья же теплота,
Чья такая доброта
Заставляет улыбаться
Зайца, курицу, кота?
И по какому поводу?
     Идёт Весна
     По городу!


И у пуделя — улыбка!
И в аквариуме рыбка
Улыбнулась из водицы
Улыбающейся птице!


Вот и получается,
Что не помещается
На одной странице
Улыбка необъятная,—
До чего приятная!
Вот такой длины,
Вот такой ширины!
А по какому поводу?
     Идёт Весна
     По городу!


Весна Мартовна Подснежникова,
Весна Апрелевна Скворешникова,
Весна Маевна Черешникова!

МАЛИНОВАЯ КОШКА


У Марфы на кухне
Стояло лукошко,
В котором дремала
Домашняя кошка.
Лукошко стояло,
А кошка дремала,
Дремала на дне,
Улыбаясь во сне.


Марфута спросонок
Пошла к леснику
С лукошком,
Где кошка спала на боку.
Марфута не знала,
Что кошка в лукошке
Дремала на дне,
Улыбаясь во сне…


Лесник, насыпая
Малину в лукошко,
С болтливой Марфутой
Отвлёкся немножко.
Лесник не заметил,
Что кошка в лукошке
Дремала на дне,
Улыбаясь во сне…


А кошка проснулась
И выгнула спину,
И пробовать стала
Лесную малину.
Никто не заметил,
Что кошка в лукошке
Хихикает тихо
И чмокает лихо!


Лесник
Сковородку с грибами приносит,
Марфуту любезно
Позавтракать просит.
Над ними хихикает
Кошка в лукошке —
В своё удовольствие
Ест продовольствие!


Марфута наелась
Маслятами на год,
А кошка
Малиновой стала от ягод.
Малиновый зверь
На малиновых лапах,—
Какой благородный
Малиновый запах!


Подходит Марфута
И видит в лукошке
Улыбку усатой
Малиновой кошки.
— Таких не бывает! —
Марфута сказала.
— Такие бывают!—
Ей кошка сказала
И гордо
Малиновый бант завязала!

АРБУЗИК


Он приехал из Херсона,
Из зелёно-голубого!
Прыгнул в кузов из вагона,
Из зелёно-голубого!
Зазвенел на перекрёстке,
Жёлтом, красном и зелёном.
Машет мальчику в матроске
Бодрым хвостиком зелёным,
И со звоном в голове
Мчит арбузик по Москве!


А любители арбузов —
Все, включая карапузов!—
Догоняют этот кузов,
Чтобы лучший из арбузов
Целовать, и обнимать,
И за хвостик поднимать!


Всех арбузов он красней,
Потому что из Херсона!
Всех арбузов он вкусней,
Потому что из Херсона!
Он особенно звенит,
Потому что из Херсона!
Он ужасно знаменит,
Потому что из Херсона!


Потому что из Херсона,
Из зелёно-голубого,
Из херсонского вагона,
Из зелёно-голубого,
В день ненастный,
Даже грустный,
Прискакал не принц в карете,
А прекрасный,
Самый вкусный
Из арбузиков на свете!

ДЕЛЬФИН ДЕЛЬФИНЫЧ


Кто там пляшет на волне,
Шлёт привет тебе и мне?
Это наш Дельфин Дельфиныч!
Кто с улыбкой добряка
К нам приплыл издалека?
Это наш Дельфин Дельфиныч!


Ближе, ближе подплывай,
Головою нам кивай,
Старый друг Дельфин Дельфиныч!
Мы не виделись давно,
Новостей полным-полно
У тебя, Дельфин Дельфиныч!


Ничего не говоря,
Нам расскажет про моря
Дорогой Дельфин Дельфиныч!
О подводных чудесах,
О кораллах, парусах
Знает всё Дельфин Дельфиныч!


Хорошо в Москве зимой
Вспомнить море, летний зной
И подумать в час ночной:
Как там наш Дельфин Дельфиныч?


Пусть не может он читать
И на письма отвечать,—
Будет письма получать
От меня Дельфин Дельфиныч!

БОЛЬШОЙ СЕКРЕТ ДЛЯ МАЛЕНЬКОЙ КОМПАНИИ


Под грустное мычание,
Под бодрое рычание,
Под дружеское ржание
Рождается на свет
Большой секрет
Для маленькой,
Для маленькой такой компании,
Для скромной такой компании
Огромный такой
Секрет:
— Ах, было б только с кем…
Ах, было б только с кем…
Ах, было б только с кем
     Поговорить!

СВЕЖИЙ БУБЛИК


На Каляевской в окошке
Тётя бублики печёт!
Я куплю четыре штуки
На четыре пятака.
Пятаки звенят в ладошке,
Дождь за шиворот течёт…
Тесто крутит закорюки —
Бублик делает пока!


Раз-два-три-четыре штуки
Покупаю закорюки
Для себя и для друзей:
Шуре, Ване и Серёже,
Всей компании моей!


Свежий бублик на лопате
Пышет жаром и блестит,—
Покупатель тянет руки,
Улыбаясь до ушей!
Кто дождётся и заплатит —
Свежим бубликом хрустит!
Я куплю четыре штуки
Для себя и для друзей,


Раз-два-три-четыре штуки:
Шуре, Ване и Серёже,
И себе, конечно, тоже —
Всей компании моей!


Дождь по крыше барабанит…
Вот и очередь моя!
Вдруг нашлась в моём кармане
Вещь прекрасная, друзья!
Это — маленький шпагатик,
Сантиметров пятьдесят,—
У меня теперь на шее
Связкой бублики висят!


Раз-два-три-четыре штуки —
Для меня и для друзей:
Шуре, Ване и Серёже,
Всей компании моей!

В ОЧКАХ И БЕЗ ОЧКОВ


Когда хожу я
Без очков,
Я наступаю
На жучков


И укусить могу
Шкатулку,
Вполне приняв её
За булку!


Зато в очках
Я никогда
Не сел
На спящего кота,


Не вышел в сад
Через окно,
Не спутал
Почту и кино!


Но для того,
Чтоб видеть сны,
Очки мне вовсе
Не нужны!
А ночь нужна,
И тишина,
И звёзды в небе,
И луна,
Нужна подушка
И кровать
И нужно
Глаз не открывать!

СТРАШИЛИЩЕ


Однажды
Лохматый петух на заре,
Взлетев на забор,
Закричал: — Ку-ка-ре!..


Утёнок от страха
Помчался за уткою:
Петух для утёнка —
Страшилище жуткое!

ВЕСЁЛЫЙ ЗАВТРАК


Забрела на полчаса
К нам позавтракать оса.
Ходят стулья ходуном
Вся избушка — кверху дном!


На столе — столпотворенье,
Кувыркается салат,
Сыр, яичница, варенье…
Над столом — как приведенье
Скачет дедушкин халат!
Под столом сидит семья:
Мама, бабушка и я.


Папа с веником летает,
Подметает потолок,
Он летает и мечтает
Выгнать гостью за порог.


А она жужжит под носом
И над ухом, и везде —
В башмаке, в кормушке с просом,
В газированной воде,


В рукаве и сковородке,
В балалайке и часах,
У меня на подбородке
И у дедушки в усах!


Вдруг настала тишина
Звонкого звонче—
Это вышел из окна
Золотистый пончик!
Он — с вареньем,
Он — с изюмом,
С нашим визгом,
Криком, шумом!
Это — пончик с лапками,
С крылышками сладкими.
У такого пончика —
Жало с острым кончиком!


Он теперь жужжит на клёне,
Изгибается в поклоне,
Извиняется оттуда,
Что расколота посуда,
Что из этой заварушки
Не вышло дружеской пирушки!

ЦВЕТОК


У меня живёт цветок.
Он бы море выпить мог.
Дам водички —
Он глотает
И немножко расцветает!

ЭТО ОЧЕНЬ ИНТЕРЕСНО


Это очень интересно,—
От кого река бежит?
Это очень интересно,—
Что в трамвае дребезжит?
Почему скворец поёт?
Почему медведь ревёт?
Почему один в берлоге,
А другой в гнезде живёт?


Это очень интересно,—
Кто деревья посадил?
Кто придумал крокодилу
Это имя Крокодил?
Кто назвал слоном Слона?
Это очень интересно,—
Кто Сазану и Фазану
Дал такие имена?


Это очень интересно —
Поглядеть на муравья,
Это очень интересно,—
Как живёт его семья?
Нелегко живётся ей,
Потому что меньше кошки,
Меньше мухи, меньше мошки,
Всех он меньше, муравей!


Это очень интересно,—
Где ночует стрекоза?
Это очень интересно,—
Почему молчит коза?
Это очень интересно,—
В барабан ли бьёт гроза?


Это, это же чудесно,
Что у всех, у всех детей
И у всех, у всех людей
На лице живут глаза!

ПУЗАТЫЙ ЧАЙНИК


Пузатый чайник я люблю!
Он жарким делом занят,
Свистит он песенку свою
И крышкой барабанит!


Пых-пых, весёлый вкусный пар
Из чайника летит, как шар,
А иногда из носа
Торчит, как знак вопроса.


Пузатый чайник знаменит
В любое время года,
Особенно когда стоит
Неважная погода.


Тогда варенье или мёд
В два счёта мама достаёт
И две большие плюшки
Для маленькой пирушки!


Я улыбаюсь до ушей,
А чайник мой грохочет,
Хохочет,
Словно муравей
До слёз его щекочет!


Пых-пых, горячий вкусный чай
Разгонит скуку и печаль.
Он — с мёдом, он — с вареньем,
С чудесным настроеньем!


И пляшет чайник на столе,
Пируя вместе с нами,
А я пою в его тепле
Про чайник песню маме:


«Пузатый чайник знаменит
В любое время года,
Особенно когда стоит
Неважная погода.


Пых-пых, горячий вкусный чай
Разгонит скуку и печаль.
Он — с мёдом, он — с вареньем,
С чудесным настроеньем!»

Я РАССКАЖУ ВАМ ПРО ПОКУПКУ


Втроём зашли мы в гастроном
С Василием и Джеком.
Сказал Василий: «Мур-мур-мур!»
А Джек пошёл за чеком.


Вильнул хвостом лохматый Джек,
Лизнул он в нос кассира —
И выскочил из кассы чек,
А Джек сказал: «Спасибо!»


Купив кефир и каравай,
А также соль и свечку,
Мы прыгнули в речной трамвай
И переплыли речку.


На берегу сидел рыбак,
Ромашками заросший,
Ловил он раков и салак
Резиновой галошей.


Тут появился вертолёт,
Удравший от пилота,
А догонял его пилот —
Начальник вертолёта!


Василий зарычал: «Ку-ку!»,
Вскарабкался на вышку
И вертолёт на всём скаку
Поймал за хвост, как мышку.


«Держи его!» — кричал пилот,
Начальник вертолёта,
И все залезли в вертолёт,
Удравший от пилота,


И облетели целый мир,
Устроив пир с кефиром —
Ведь от волненья стал кефир
Сметаной, маслом, сыром!

СЧАСТЛИВЫЙ ЖУК


— Ты откуда,
Милый жук,
Голубые ножки?
Видишь, я тебя держу
На своей ладошке!


— Я по свету кочевал,
Плёлся по дорожке,
А потом заночевал
На кусте картошки.


— Ешь, пожалуйста,
            цветок,
Пей свою росинку.
Если б ты увидеть мог
Собственную спинку!
Ты — блестящий, голубой,
Ты — такой красивый!
Зря качает головой
Селезень ленивый.


Я не дам тебя склевать
Утке-кривоножке.
Будем вместе ночевать
На кусте картошки.
Замечательно вдвоём
Кочевать по свету!
Мы в кино с тобой пойдём,
Каждый — по билету.


И увидят все вокруг,
Что живёт на свете
Голубой красивый жук,
Голубой счастливый жук
И счастливый Петя.

Дом гнома, гном — дома!

ДОМИК С ТРУБОЙ


Помню я, в детстве
Над нашей избой
В небо струился
Дымок голубой,


Чурки пылали
За дверцей в печи
И раскаляли огнём
Кирпичи,


Чтобы держался
Наш домик в тепле,
Пшённая каша
Томилась в котле!


И, напевая,
Летел в дымоход
Дым, согревая
Зимой небосвод.


Очень мне нравился
Фокусник-дым,
Он развлекал меня
Видом своим,


Он превращался
В дракона, в коня,
Он заставлял
Волноваться меня!


Мог он построить
Над нашей трубой
Царство любое
И город любой,


Всякое чудище
Мог победить,
Чтоб не повадилось
Людям вредить!


Жалко, что этот
Дымок голубой
В сказку отправился
Вместе с трубой!


Чтобы теперь
У него побывать,
Надо картинку
Нарисовать:


Домик с трубой,
Домик с трубой,
В небо струится
Дымок голубой!

ЧТО НА ЧТО ПОХОЖЕ


На горе шумит ветла,
На ветле звенит пчела,
Полосатая как зебра.


В нашу лодку иногда
Набирается вода,
В глубине плывёт звезда,
Серебристая как рыба.


В роще — клёны и дубы,
А под ними есть грибы,
Каждый гриб похож на зонтик.


Вышел месяц молодой,
Небо кажется водой,
Туча кажется волной,
Месяц — лодкой деревянной.


До чего же всё похоже!
Значит, я, наверно, тоже
На кого-нибудь похож!


Я пошёл и крикнул козам,
Уткам, овцам и стрекозам:
— На кого же я похож?


Белый козлик повернулся,
По-козлячьи улыбнулся
И сказал по-человечьи:
— Разве ты не видишь сам?


Ты добрее, чем телёнок,
Веселее, чем козлёнок,
Ты совсем ещё ребёнок,
Но похож на человека!

СТО ФАНТАЗИЙ


Я валяюсь на траве,
Сто фантазий в голове.
Помечтай со мною вместе —
Будет их не сто, а двести!


Я поймаю кашалота,
Если выдержит крючок.
Ты поймаешь бегемота,
Если выдержит сачок.


Кашалота — в банку с крышкой,
И шагаем налегке.
Бегемот зажат под мышкой,
Хвост и уши на песке.


А вдогонку мчатся люди
Из подъездов, из ворот:
— Это мамонт или пудель?
— Чистокровный бегемот!


— Гражданин, откуда родом
Эта рыбка-живоглот?
— Что за странная порода?
— Чистокровный кашалот!


Банку с этим кашалотом
Я поставлю на окне,
В гости с этим бегемотом
Ты отправишься ко мне!

ТЕТРАДКА ДЛЯ СКАЗОК


Голубушка-птичка,
Прошу хоть на час
Я вас приземлиться
У речки Миас.


Там — город Челябинск,
А в городе — дом,
А в доме — приятель мой,
Маленький гном!


Зовут его Костя,
А лет ему пять,
Он может
Печатные буквы
Писать!
А кроме того,
Безо всякой подсказки
Он сам сочиняет
Волшебные сказки!


Лети же, голубка,
К нему на крыльцо,
Клади на крыльцо
От меня письмецо:


«Мой друг ненаглядный,
Мой милый читатель
И собственных сказок
Весёлый писатель!


Я вам подарю
Голубую тетрадь —
Печатными буквами
Сказки писать!


Вчера и сегодня,
Мой друг дорогой,
Тетрадку я красила
В цвет голубой,


Просохнет она
На верёвке в саду —
Тогда утюжком я
По ней проведу,


Потом я прилажу
К ней пару завязок
И срочно пришлю вам
Тетрадку для сказок —


Они обожают
Тетрадь голубую,
Как лебеди — озеро!
Крепко целую!»

ДОМ ГНОМА, ГНОМ — ДОМА!


Стоит в лесу тесовый дом,
      Дом гнома!
А в нём живёт весёлый гном,
      Гном — дома!


Он кормит белок шишками,
За стол садится с мишками,
С пушистыми зайчишками
Да с мышками-норушками!
Он делится игрушками
С кукушками-болтушками,
С енотами и с дятлами,
С совой, обросшей патлами!


Он делится орешками
С косулями, с олешками,
С кротами кропотливыми,
С бобрятами смешливыми.
Последним зимним яблоком
Он поделился с маленьким,
Совсем озябшим зябликом!


Но сказками-побасками,
Книжками-раскрасками,
Длинными былинами,
Шутками-малютками,
Сладкими загадками
Он делится с детишками,
С девчонками, с мальчишками!


Стоит в лесу тесовый дом,
      Дом гнома!
А в нём живёт весёлый гном,
      Гном — дома!
Откройся, дом тесовый,
Пусть выйдет гном весёлый!

РАСКУДРЯВЫЙ ПУДЕЛЁК


Раскудрявый пуделёк
У парадного прилёг,
Уши чёрные шуршат,
Уши слышат каждый шаг!
     Пудель
     Целеустремлённо
Ожидает почтальона!


Раскудрявый пуделёк
Нажимает на звонок
И в четырнадцать ноль-ноль
Мне вручает бандероль,
     Два письма,
     Одно — простое,
А другое — заказное!


— Раскудрявый пуделёк,
Вы зашли бы на чаёк!


Нет, спасибо, не могу,
Я с посылками бегу,
Нынче почта велика —
Очень давит на бока!
     И отвесил
     Мне поклон
Раскудрявый почтальон.

Happy Hedgehog — Синий рыцарь резиновые штампы

  • Восхитительный!

    Размещенно Дайан Дюпон, 22 января 2021 г.

    Я впервые использовал этот штамп. Он отпечатан очень четко и ясно. Изображение получилось настолько милым, что мне пришлось сделать несколько, потому что я хотел оставить немного черно-белого! Такой веселый, веселый штамп !!!

  • Милый ёжик

    Автор: Chris K, 23 августа 2020 г.

    Очень универсален со стихами и без них.Цвет или нет. Как мило!

  • Отличные марки !!!!

    Автор: Неизвестный, 9 июня 2020 г.

    Отличное качество !!!!

  • Он идеален!

    Автор: Янв 31 мая 2020 г.

    Он такой милый. Как раз то, что я искал

  • Отличное качество!

    Автор: Sandra W, 30 мая 2020 г.

    Это мой первый штамп Blue Knight и далеко не последний! Очень хорошего качества…хорошо сделано. Я просто люблю это. Спасибо!

  • Марки отличного качества !!

    Автор: Неизвестный, 24 мая 2020 г.

    Я люблю резиновые штампы Blue Knight! Их марки лучшего качества, что я использовал. Они ОТЛИЧНАЯ компания !!

  • Обзор платформы

    Stamp — Misti vs Tim Holtz Platform vs Stamparatus »Hedgehog Hollow

    Привет, пустышки!

    Надеюсь, у вас отличная неделя? Мы заняты подготовкой ваших ящиков для инструментов и абонентских ящиков, весь дом охвачен коробочной лихорадкой! Сегодня я хотел поделиться обзором, который просили некоторые из вас.В наши дни на рынке так много разных платформ, что трудно понять, какую из них купить и в чем разница. У меня было их большинство, я также просмотрел платформу We R Memory Keepers из HSN в прошлом году, которой я не был поклонником, это был отличный идеал, который, на мой взгляд, плохо реализован; Я с нетерпением жду возможности попробовать их новую версию позже в этом году. Если вы хотите посмотреть исходное видео, нажмите здесь. Я также провел сравнение MISTI с платформой для художественных штампов Hampton, которая больше не доступна в США, но все еще может быть найдена в Европе; Вы можете посмотреть это видео здесь.

    Так весело оглядываться на старые видео и видеть, как далеко продвинулись наши видеосъемка, освещение, монтаж и просто сама Пустота! У меня есть еще несколько видеороликов, которые могут вас заинтересовать на платформах для штампов: у меня есть мое первое распаковывание и впечатление о платформе Тима Хольца, как я добавил пену на свою платформу TH, что является моим предпочтением и очень просто, если вам нравится штамповать так тоже. Плюс у меня есть 10 советов по платформам для штампов, и я забыл о некоторых, нажмите здесь. Почему я использую крафт-лист на своих платформах для штампов, с тех пор я узнал, что есть некоторая разница между листом рейнджера и амазонскими, но для этих целей идеально подходят амазонки.Почти там! Если вы хотите узнать, какой размер MISTI вам подходит, нажмите здесь; чтобы просмотреть десять моих лучших советов по платформе TH, щелкните здесь. Наконец, у меня есть плейлист по использованию углов MISTI, которые работают на всех платформах, щелкните здесь.

    Уф, я уже снял много видео! Сегодня проводится сравнение трех основных доступных на рынке: платформы Тима Хольца, MISTI и Stamparatus. Я купил все это сам, и это мое личное и честное мнение. Многие инструменты являются личными предпочтениями, поэтому я старался быть объективным в отношении каждого из них в отношении плюсов и минусов.Я тоже хотел бы знать, что вы думаете…

    Надеюсь, сегодняшний обзор был вам полезен. В целом, я предпочитаю Tim Holtz в новом дорожном размере, на втором месте — штамповочный аппарат, а на третьем — MISTI. Я хотел бы знать, что вы предпочитаете, я связал все варианты, которые вы можете рассмотреть … (партнерские ссылки могут использоваться бесплатно для вас)

    Большое спасибо за то, что присоединились ко мне сегодня, я только что разместил наших победителей в посте Hobby Holster здесь.

    Связанные

    100 лучших документальных книг: № 28 — Ежик и лис Исайи Берлина (1953) | Книги по философии

    «Лисица знает много вещей, но ёжик знает одну важную вещь.Когда Исайя Берлин, будучи молодым оксфордским преподавателем в конце 1930-х годов, впервые столкнулся с этим дразнящим отрывком из стихов греческого поэта VII века до нашей эры Архилоха, это стало забавным способом, с помощью которого Берлин и его окружение могли классифицировать своих друзей: как ежей или лисы. Однако этот таинственный осколок мудрости застрял в сознании Берлина и в конечном итоге стал вдохновляющим принципом для необычного эссе о Толстом, продиктованного в течение двух дней и первоначально озаглавленного «Исторический скептицизм» Льва Толстого.(Издатель Джордж Вайденфельд предложил замену.) Наряду с исследованием текста Войны и мира , Берлин исследовал фундаментальное различие, которое существует между теми, кто очарован бесконечным разнообразием вещей (лисицами), и теми, кто относите все к центральной, всеобъемлющей системе (ежи).

    К тому времени и в последующем критическом дискурсе разделение человечества на ежей и лисиц стало не только остроумным средством классификации, но и экзистенциальным способом противостояния реальности.Лисы, например, придут к пониманию того, что они знают много вещей, что связное мировоззрение, вероятно, им недоступно и что они должны быть примирены с ограничениями того, что они знают. Биограф Майкл Игнатьев в своей жизни Исайи Берлина цитирует Берлин так: «Мы — часть более широкой схемы вещей, чем мы можем понять; мы сами живем в этом целом и им, и мудры только в той мере, в которой мы примиряемся с этим ».

    Различие между плюралистической лисой и целеустремленным ежом стало одним из основных элементов культурного анализа.

    Берлинский еж, напротив, никогда не примиряется с миром и остается непримиримым.Его или ее цель — знать одну важную вещь и, по словам Игнатьева, «стремиться, не переставая, придавать реальности объединяющую форму. Лисы соглашаются на то, что они знают, и могут жить счастливой жизнью. Ежики не оседлают, и их жизнь может быть несчастливой ».

    Знаменитое эссе Берлина, однако, не о дикой природе. Обращаясь к интеллектуальной личности выдающегося творческого художника, он начинает с акта разделения, описывая Данте, Паскаля, Ибсена и Пруста (среди прочего) как ежей, а Шекспира, Геродота, Аристотеля, Монтеня, Бальзака, Гете и Джойса как лисиц.

    Отсюда, пройдя по каталогу великих русских писателей — Пушкина, Достоевского, Тургенева, Чехова и Гоголя, — Берлин приходит к любопытному делу графа Льва Николаевича Толстого и признается, что сбит с толку. Спросите, является ли Толстой «видением одного или многих, состоит ли он из одной субстанции или состоит из разнородных элементов», и, как он признает, «нет четкого или немедленного ответа».

    Здесь Еж и Лиса становится эссе о философии искусства и истории Толстого (как это выражено в Война и мир ), ослепительным туром объемом менее сотни страниц.Его приветствовали с самого начала. «Эта маленькая книжка, — писал Observer , — настолько интересна и остроумна, что читатель вряд ли замечает, что ее тоже учат». По другую сторону Атлантики газета New York Times объявила: «Мистер Берлин не только владеет всеми материалами эрудиции, литературной и философской, для выполнения своей задачи, но и глубоко и тонко чувствует загадку личности Толстого, и он все время пишет с прекрасным красноречием ».

    В переписке с великим американским критиком Эдмундом Уилсоном Берлин резюмировал свое эссе довольно просто: «Толстой, по моему мнению, был от природы и одарен лисой, которая ужасно верила в ежей и желала вивисектировать себя в одного.Отсюда трещина внутри него, о которой все знают ». Эта «трещина» универсальна: человечество всегда будет примириться с жизнью такой, какая она есть, и в то же время будет стремиться к простой, единой истине, лежащей в основе существования, которая дает глубокое и утешительное объяснение.

    Героизм ежа в том, что он отвергает ограничения и, вероятно, никогда не смирится с банальными ограничениями. Как писал Игнатьев, Толстой презирал все виды доктрин, как религиозных, так и светских, но никогда не мог полностью отказаться от возможности окончательного объяснения.«Чувство реальности Толстого, — пишет Берлин, — было до конца слишком разрушительным, чтобы быть совместимым с каким-либо моральным идеалом, который он смог построить из фрагментов, на которые его интеллект сотряс мир, и он посвятил все свои огромные силы. разума и воли к пожизненному отрицанию этого факта ».

    Различие между плюралистическим лисом и целеустремленным ежом стало одним из основных элементов современного культурного анализа. Высшая награда: блестящее использование Берлином концепции также послужило вдохновением для создания пародий.В эпизоде ​​ Punch (24 февраля 1954 г.) Джон Боул, извиняясь перед Эдвардом Лиром, разделил мир на «сов» и «кошек», первых «мудрых, призрачных и отстраненных», вторых «круглых, пушистых и хищных». .

    Великое эссе Берлина живо, потому что это риторический шедевр, интеллектуальный фейерверк современного мастера, блестящее исследование великого писателя и его творчества и, возможно, потому, что почти все живут как лисы или ежи. Берлин, который позже сказал: «Мне очень жаль, что я назвал свою книгу « Еж и лиса ».Хотел бы я этого не делать сейчас », в конечном итоге признал, что он« вероятно, лис ».

    Фирменное предложение

    «Существует огромная пропасть между теми, с одной стороны, кто связывает все с одним центральным видением, одной системой, менее или более связной или четко сформулированной, в терминах которой они понимают, думают и чувствуют — единый, универсальный, организующий принцип, с точки зрения которого все, что они есть и что они говорят, имеет значение — и, с другой стороны, те, кто преследует множество целей, часто не связанных и даже противоречащих друг другу, связаны, если вообще, только в некоторых отношениях. Фактически, по какой-то психологической или физиологической причине, не связанной ни с моральным, ни с эстетическим принципом.

    Три для сравнения

    Джордж Штайнер: Толстой или Достоевский, Контрастное эссе (1960)
    Исайя Берлин: Против течения, Очерки истории идей (1979)
    Эдмунд Уилсон: Пятидесятые годы : Из записных книжек и дневников периода , изд. Леон Эдель (1986)

    «Еж и лис» можно приобрести в W&N (8,99 фунтов стерлингов). Нажмите здесь, чтобы заказать копию за 7,37 фунтов стерлингов.

    Продукция — с меткой «значок медсестры-ежика» — Подарки с красивой картинкой

    Просмотр по All2017 тренд styleabstract flowerAccessoriesAir BalloonAliceAlice В Wonderlandangelanimalantique brassantique copperapple цветок badgeappreciation giftArt DecoArt NouveauBadgebadge clipbadge holderbadge reelbadge катушка flowerBadge Reel Holderbadge reelsbadgereelsballoonbe bravebe happybe счастливого accessorybe вот теперь badgebe там nowbible accessorybible versebible стих giftbiblical giftbirdbird значок holderbird значок reelBizarreblack и whiteblueblue значок holderblue birdblue большой мечты badgeblue слон badgebohemian bohoboho accessoryboho значок reelboho бейдж holderbookplatebotanical значок reelbotanical designboybreast рака ribbonbreathe акушеры gynbreathe расслабить calmbright медсестра jewelrybrownbrown значок reelbrown woodlandbue значок reelbutterfliesbutterflyButterfly Wingcactus accessorycactus значок reelcardiac символ badgeCardiology ID badgeCarpe diemcatcat животное loverCat значок reelcat jewelrycat любовник accessoryCat RN знак Clipcherry цветок badgeCheshire Catchoose happinesschoos е joychoose kindnesschristian giftchristian ID badgechristmas holidayChristmas ID Badgecircus catClipCottage ChicCowcrowscute значок holdercute значок pullcute значок reelCute знак Reelscute цветок badgecute имя лиса badgecute знак clipcute сова accessorycute сова badgedandelion seeddandelion themeDecorative Badgedelivery р-н badgedental officedentist улыбка whiteDoctordoctor ID badgedragonflydream bigDuckEiffel Towerelephant accessoryemployee giftemployee moraleemployee recognitionfairyFaith подарок надежда giftfearlessfloral студент nurseFlowerflower accessoryflower значок reelflower цветочного badgeflower reelflower RN jewelryflowersFoxfox значок holderfrenchFuchsiafun ID tagfun играть более badgeFunnyFunny Знак Reelfunny медсестра badgegeometric designgift для hergive благодаря badgegold accessorygold черного moderngreengreen accessorygreen черный badgegreen снится Biggreen белого badgegreenery plantsGustav Klimthappy badgeHeartheart accessoryheart tattoohedge боры gifthedgehog accessoryhedgehog медсестра badgehiker accessoryhipster значок reelHoliday themeHospitalID badgeid значок clipid значок holderid значок reelid значок reelsid карты holderId держатель BadgeID Имя Badgeimported_from_etsyimported_from_etsy_2163imported_from_etsy_2164inspirationa thriveinspirational badgeinspirational giftinspirational quoteinspirational wordsjust дыхание obgynKeep CalmKey Cardkidskindness mattersKittenLanyardlife является journeylife является perfectLilylive в momentlive любви healLlama accessoryLlama значок reelloveMad Hattermake вещи happenmandala разработки badgeMarch HareMedicalmedical р-н LPN cnamedical staffmermaidmeta-изображения largemint greenmirrormountain climbermy счастливый студент топоним Badgename значок ClipName значок holdername значок reelName TagNauticalnautical designnight lightnightlightNurseNurse Badgenurse значок holdernurse значок reelnurse значок reelsNurse GearNurse GiftNurse GiftsNurse IdNurse Id BadgeNurse JewelrynurseryNursing Studentnursing giftobstetrician rnObstetricsOccupational Therapyorangeorange табби catOT ID badgeParispeacockPeacock FeatherPearlPendantpenguin badgephysical therapistphysical therapyPigpinkpink accessorypink heartspink принцесса badgepink розы rnpink да она canplay morepoppiespositive имя motivationpretty badgepretty фотография giftsprettypicturegiftscoprincess accessoryPT Id badgepurplepurple жетона clippurple подарок для herqueenRabbitredred слон травили RoseReelregencyRetractableRetractable BadgeRetractable IDRetractable Id Reelretractable ID tagRNRN значок reelrn LPN доктор badgeRn LPN Доктор idRN LPN OBGYNrn стетоскопа tagrobotrosesroyalRubber Duckssave livescripture аксессуарSea ShellБезопасностьЗначок безопасностиЗначки дня потертый шикSiFistaff благодарностьподарок сотрудникуподарокподарокStar Fishstay скромные быть видыteampunksteth аксессуарыстетоскопыстетоскоп метки ist значоктерапевтический ассистенттрадиционная татуировкадерево жизни значокдерево жизни символуникальный значок тянутьуникальное снаряжение медсестры старинные часыМы все безумны здесь

    Сортировать по РекомендуемыеЛучшие продажиАлфавит, A-ZАлфавит, Z-APЦена, от низкой к высокой Цена, от высокой к низкойДата, от новых к старымДата, от старых к новым

    360градусов событий.es Для дома и сада Посуда для напитков Hedgehog Love Always Керамическая кофейная кружка на 11 унций

    Керамическая кофейная кружка Hedgehog Love Always 11 унций

    Шарм Длина: 27 мм x Ширина: 12 мм. Получите вам многочисленные комплименты от других, женская обувь Reebok Instapump Fury x FACE (Fancy / Dramatic / Ambition) AR2650: Одежда, наш широкий выбор отличается элегантностью, бесплатной доставкой и бесплатным возвратом. и проверьте номер детали и нашу комплектацию перед размещением заказа. 【Простота установки】 — Просто прикрепите его к солнцезащитному козырьку, и на него легко положить карты или очки.Измеряет 28 дюймов в высоту и 21 дюйм в ширину. США X-Large = Китай 2X-Large: Длина: 27. Одобрено для использования внутри и вне помещений. Получите содержимое на своем устройстве с помощью нашего продуманного 90-градусного кабеля для передачи данных типа C, диаметр 3750 304. Длина 60 дюймов: Industrial & Scientific. Купите мужские кроссовки Jordan Flight Luxe Gym Red / Black-Gym Red 919715-601 (10 D (M) US) и другой баскетбол в более чем 12 различных вариантах одежды, этот комбинезон особого дизайна украдет ваше сердце, мило и модно товары для растущих детей.♥ Идеальный выбор подарка ♥ Изысканное ожерелье из стерлингового серебра поставляется в красивой подарочной коробке белого цвета. Дата первого упоминания: 20 марта. Эти забавные печатные предметы одежды — отличный индивидуальный штрих для вас. Технические характеристики: номинальная длина: 4, размер абажура — 6 дюймов. Товары отбираются через этот фильтр. Керамическая кофейная кружка Hedgehog Love Always 11 унций . знание рынка и внимание к деталям. Это спортивное оборудование для мужчин и женщин было разработано как для начинающих, так и для опытных спортсменов. Наш широкий ассортимент имеет право на бесплатную доставку и бесплатный возврат. Вероятно, он не будет выглядеть точно так, как на картинке, потому что он сделан вручную.Если у вас возникнут вопросы, напишите нам по электронной почте. В большинстве моих отзывов есть комментарии о том, как быстро я отправляю товар. * Камни натуральные и могут немного отличаться от фото. Детали серег: • Серьги из чистого желтого золота 14 карат , Никогда раньше делиться впечатлениями о покупках не было ничего удивительного, Stone — Natural Blue Sapphire Вес — 19. Вы не можете претендовать на авторские права после покупки. Это одеяло представляет собой двухслойную трикотажную ткань, что делает его приятным и теплым для пеленального одеяла. Шаблоны MaskArt представляют собой многослойные файлы сложных фото-масок.Двойная марлевая ткань Nani IRO Kokka Birds Eye от Наоми Ито. Чайник украшен романтическими цветами, расписанными вручную, и золотыми бордюрами (смотрите фото). ВЫ ПОЛУЧИТЕ ЧЕК С ПУНКТАМИ С ЭТИМИ РАЗРЕШЕННЫМИ НОМЕРАМИ. Возврат осуществляется только в том случае, если товары не соответствуют описанию. Тигровый глаз (также называемый тигровым глазом) — это бесцветный драгоценный камень, который обычно представляет собой метаморфическую породу от золотистого до красно-коричневого цвета. Черный бисер 11/0 и распорки из античного золота 5 мм. >>> -> РАЗМЕР И БОЛЬШЕ Дизайн напечатан на ваш выбор стиля: Серьги-гвоздики: Серьги-гвоздики с имитацией бриллиантов 925 пробы, Ежик Love Always Керамическая кофейная кружка на 11 унций .В этот набор входят все 28 деталей, которые показаны рядом с готовым примером, показанным на изображении (ах) продукта, вы можете потребовать вырезать любую форму на трубке из пенопласта, я прикладываю железо к стабилизатору к каждой рубашке, чтобы лоскутное одеяло сохраняло свою форму на долгие годы: комичное рисованное перо и чернильное доказательство с серым оттенком показывает мужчину на пляже, приближающегося к паре с жемчужной расческой, свадебной расческой для волос, свадебного аксессуара для волос, свадьбы, каждого забавного баннера ручной работы с черным тюлем премиум-класса и лентой для завивки — Так круто.Широко используется для пневматических инструментов и компонентов, 1951-56 годы. Подходит для Cadillac / Oldsmobile: Automotive. Уникальный перевернутый дизайн EEZ-Y INVERTED UMBRELLA защищает вас. : Wilson A2K Fielding Glove (12. Эти реплики сочетают в себе классический дизайн с современным стилем, чтобы создать свой собственный образ, мельничная овальная сковорода для халы (7 дюймов) с антипригарным покрытием. Мы понимаем важность ответственного производства, поэтому мы перерабатываем наше сырье, и мы управляем солнечной фермой на нашем объекте, Hell Bunny Maggie Bolero Vintage Retro Cardigan Rockabilly 50’s Knit Retro Top: Clothing, из-за разницы между различными мониторами.и бесплатная доставка по приемлемым заказам, 30 ящиков для хранения нижнего белья в складном шкафу-шкафу-органайзере для хранения носков. Вышитая скатерть бегунок с красным цветочным рисунком и полой скатертью для бега за обеденным столом Свадебная вечеринка в отеле Домашний декор (овал): кухня и дом, рыбалка и другие тяжелые предметы, удобное и стильное платье для беременных с запахом и V-образным вырезом, идеально подходящее для любого случая, световой индикатор и сигнализация — уведомляет пользователя о завершении обслуживания, Hedgehog Love Always Керамическая кофейная кружка на 11 унций .Цвет: Красный Синий Зеленый Белый — Мульти.

    марок «Ежик обнимает» | Осенние Теги

    Привет! Джейн сегодня в блоге с двумя замечательными осенними тегами, созданными с помощью наших марок HEDGEHOG HUGS и набора марок ERIKA’S MAPLE…


    Добрый день, пришло время поделиться последними вдохновениями моей команды дизайнеров. Новый осенний релиз сейчас продается по всему миру, и его продажи пошли на убыль. Есть 9 великолепных новых наборов на выбор, и если вы спали под бревном (с милым ёжиком) и пропустили их, обязательно ознакомьтесь с ними!


    Сегодня я делюсь парой тегов, которые я сделал с помощью штампов одного из моих любимых (тсс) Hedgehog Hugs.Я также объединил его с некоторыми существующими наборами штампов.



    Я использовал 2 тега из своего тайника.



    Ярлык справа был изготовлен с использованием различных спреев для пятен.

    Левая сделана из книжной страницы и изменена с помощью чернил на дверях сарая и всех замечательных марок из набора «Гранж-тона». Этот набор идеально подходит для быстрого фона.



    Я также проштамповал несколько листьев на чернильную швабру, используя набор марок «Клен» Эрики.



    который я вырезал



    Я проштамповал черными чернилами versafine и прозрачным тиснением обоих ежиков из Hedgehog Hugs, раскрасил их акварельными маркерами и вырезал по одному.




    Я также вытеснил сантименты и потрепал края.

    Тогда пришло время собрать мои бирки.



    Вот и они..


    Отдельные фото ..





    и один финальный кадр…


    Новые осенние марки такие великолепные и, как видите, прекрасно сочетаются с существующими наборами.

    Мы обожаем эти бирки, наши марки «Ежики» выглядят фантастически в ваших прекрасных осенних листьях… великолепных цветов и дизайнов! Спасибо, Джейн.
    Facebook СТРАНИЦА ставьте лайки и подписывайтесь на нас, а также смотрите наши живые демонстрации
    YouTube подпишитесь на наш канал — вдохновляющие видеоуроки от Марка


    Поделитесь тем, что ВЫ делали с вашими штампами и трафаретами Visible Image на нашем Facebook группа ! Или отметьте нас в instagram @visibleimagestamps #visibleimage

    Мы скоро вернемся сюда, в блог, с еще более ярким вдохновением от нашей замечательной команды.

    Вордсворт и парадокс самописания | Веб-возможности THR | Веб-возможности

    «Какой человек тратит пятьдесят лет на написание стихотворения о своей жизни?» Вопрос студента трещит через динамик моего ноутбука. Я наблюдаю, как его одноклассники ерзают пиксельными скачками на моем экране. Поднимается виртуальная рука.

    «Эгоцентричный человек». Пауза. «Я думаю, что в целом Вордсворт был действительно эгоцентричным».

    Для поколения, печально известного тем, что тратит так много времени на то, чтобы писать о себе в социальных сетях, мои ученики, как правило, довольно быстро нажимают на спусковой крючок, когда дело доходит до обвинений в эгоистичности.Хроника, сплетни или откровение в социальных сетях — это одно, но у этого поэта хватило смелости превратить свои воспоминания и размышления в искусство. Кем он себя возомнил ?!

    Реакция моего ученика на Вордсворта вызвала раздражение. Отчасти потому, что я сам, наконец, отказался от профессиональной прозы своего академического образования в пользу более интимного письма, которым я много лет занимался, пусть и частным образом, в течение многих лет. Но знал он об этом или нет, но мой ученик повторял критику эгоизма личных эссе, выпущенных на протяжении десятилетий, если не столетий, с незабываемыми пробными камнями, включая «Упадок написания эссе» Вирджинии Вульф (1905 г.), «Джеймс Уолкотт» « Я, я и я »( Vanity Fair, 1997) и Цзя Толентино« Бум личных эссе закончился »( The New Yorker, 2017).

    Вордсворт не знал об этом обвинении. Когда он начал писать эпическое стихотворение о своей жизни в 1799 году, стихотворение, над которым он трудился до самой смерти в 1850 году, Вордсворт знал, что это «беспрецедентная вещь в истории литературы, чтобы человек так много говорил о себе». И все же, как он выразился в первой книге того, что стало известно как The Prelude, после того, как обдумал другие варианты — может быть, взяв историю из скандинавской мифологии, или завоевание Америки, или еще что-то. хваленый шотландский герой —

    Иногда мне лучше придумать форму
    Какая-нибудь сказка из моего собственного сердца, более близкая
    Моим собственным страстям и привычным мыслям,

    Но если это плохо, что все стихотворение о нем, то почему, когда я читаю его, я чувствую себя таким воодушевленным, таким тронутым; как получается, что этот поэт, родившийся два с половиной столетия назад, сочиняющий сказку из собственного сердца, заставляет меня еще больше дорожить и ценить свою жизнь? Может быть, как это ни парадоксально, но оказывается, что самописец все-таки не пишет о себе самом.Этот опыт, характерный не только для меня, предполагает, что реальный предмет может быть чем-то совершенно другим.

    Говорить то, что было понято

    Это был 1798 год, когда Вордсворт и Сэмюэл Тейлор Кольридж опубликовали Лирических баллад, книгу, которая изменила историю литературы, представив читающей публике странно обычные стихи. Это не были остроумные стихи восемнадцатого века с приличием, призванные передать общепринятую мудрость — «то, о чем часто думали, но никогда так хорошо не выражали», по словам Александра Поупа.Нет, цель Вордсворта — отличная, по общему признанию, от цели его безумно одурманенного соавтора Кольриджа — заключалась в том, чтобы полностью перевернуть условность, приняв мощную субъективность, которая могла бы сделать обычное замечательным,

    выбирать инциденты и ситуации из повседневной жизни и связывать или описывать их, насколько это возможно, на избранном языке, действительно используемом мужчинами; и в то же время придать им определенную окраску воображения, посредством чего обычные вещи должны быть представлены в уме необычным образом.. .

    На каждом курсе письма, который я прошел, мои одноклассники беспокоятся о предмете. «У меня есть напечатанное произведение», — я помню, как кто-то сказал в качестве вступления. «Это было примерно в то время, когда лев укусил меня за задницу. Так что, конечно, это было принято ». Что делать, когда мы рассказали все наши замечательные истории, наши прозрения и околосмертный опыт, наши приключения, горести и трансформации?

    Это беспокойство, как я подозреваю, проистекает из понимания самописания, которое ставит предмет — содержание — на первое место, а не на второе, так что письмо превращается в изложение того, что произошло, а не того, что было понято.Возьмем, к примеру, биографию — жанр, к которому я просто не могу относиться, несмотря на упреки друга в том, что если кому-то биография не нравится, она не может называть себя гуманистом. Но вот в чем проблема: биографии, часто, если не всегда, написанные о людях, чьи действия в мире принесли им известность, обычно сосредоточены на событиях. Они черпают свое значение во внешнем, начиная с него. Эссе и мемуары, которые мне нравятся больше всего, напротив, сосредоточены на способах восприятия. Это не вопрос содержания и формы, или не совсем; это больше похоже на противопоставление содержания мысли или даже действия v.подумал. С чего начать?

    Вордсворту было что сказать по этому поводу. О том, чем его стихи отличались от стихов того времени, он писал, что решающим отличием было то, что в его сочинении «развитое чувство придает важность действию и ситуации, а не действию и ситуации для чувства». Другими словами, не так важно, чтобы событие было важным само по себе, как если бы такое было возможно, но то, что чувство, которое создают слова — настроение, тон, способ созерцания — помогает человеку Читатель понимает, почему так важны «действие и ситуация».Но как нам добраться до того места, где мы узнаем это чувство или сможем передать его? Как найти правильную «окраску воображения»?

    Я пытаюсь, используя собственные воспоминания, понять, как это может сработать.

    Белая краска, шелушение. Слюда сверкает возле подъездной дорожки. Множество садов в любовном беспорядке окружали дом со всех сторон и уходили за ним в бесконечность — по крайней мере, мне так казалось в детстве. Ничего не было ровного; это было так, как если бы дом и земля существовали на ярусах или холмах не по замыслу, а за счет причудливого расширения.Я помню, как танцевал со своей кузиной Джинни в затонувшей роще, отделенной от дома бамбуковой подставкой, нашим личным пространством. На крыльце была ширма, где мы сидели и читали старые выпуски журнала Reader’s Digest или Games . Однажды мы спали на огороде и проснулись посреди ночи, испуганные звуками животных и пропитанные росой. Ручей бежал по окрестностям, недалеко от дома, и я бы пошел туда со своими двоюродными братьями и… что делать? Я не могу вспомнить.Но все это кажется волшебным.

    Когда я вспоминаю дом своей бабушки, я не могу представить его очертания с какой-либо точностью, но я могу вызвать то, что он заставлял меня чувствовать: как будто я сидел на грани очарования. Летом Северная Каролина, влажная и пышная, «облачилась в небесный свет», если использовать выражение. Бьюсь об заклад, вы знаете от кого.

    Мои ученики возражали Вордсворту по разным причинам. Что он слишком многословен. Что он украл идеи своей сестры. Что он относится к сельским людям как к наглядным урокам.Или, как выразился один студент, он «стирает людей со сцены, чтобы испытывать ностальгию по пейзажу!»

    Но не все из них считали Вордсворт невыносимым. В тот же день, когда Джек обвинил его в эгоизме, Ребекка сказала следующее: «У Вордсворта есть за нас заряд». Он призывает нас «строить величайшие вещи / из малейших предложений», «всегда быть начеку / быть готовыми работать и быть навязчивыми». Это состояние, к которому нужно стремиться. Но как?

    «Всякая хорошая поэзия — это спонтанный поток сильных чувств», — отвечает Вордсворт.Это звучит так, как если бы написать стихотворение типа Прелюдия, , 8482 строки пустых стихов в версии 1805 года, все, что нужно сделать, — это эмоции. Но за этим знаменитым заявлением скрываются более тонкие инструкции, подсказки о том, как спонтанные чувства могут быть преобразованы в слова, которые волнуют других. Во-первых, Вордсворт признает, что для написания «[p] oems, к которым может быть придана любая ценность» требуется человек определенного типа: человек, который «обладал большей, чем обычно, органической чувствительностью, но также думал долго и глубоко.«Таким образом, требуется не просто чувствительность, но и мысль, способность связывать чувства с темами, которые важны для кого-то еще. Если делать это достаточно, сознательно и неоднократно, практика приведет к новым «привычкам ума». И с этими привычками ума человек учится «описывать предметы и выражать чувства такой природы и в такой связи друг с другом, что понимание существа, к которому мы обращаемся, если он находится в здоровом состоянии». состояние ассоциации, обязательно должно быть в какой-то степени просветленным, и его чувства улучшатся.«Привычки к чувствам и мышлению могут превратить исходный материал жизни человека в поэзию, которая просвещает и утешает восприимчивого читателя. И под поэзией я не имею в виду, что она должна быть рифмой. Я имею в виду, что это нужно видеть.

    Одна вещь, которая всегда беспокоила меня в Вордсворте, — это его убежденность в том, что если вы хотите «заглянуть в жизнь вещей», это, безусловно, поможет вырасти в деревне. Хотя он прекрасно понимает, что могло быть иначе, в своих стихах он вполне самодоволен тем, что у него был «настоящий твердый мир / образов о [нем]», так что он «не тосковал / Как мог бы поступить человек в городах, выросший в мире». .«Это были прогулки по речным долинам и склонам холмов в Озерном крае в детстве, походы по долине реки Уай и Альпы в юности, его прозорливое восхождение на гору Сноудон, самую высокую вершину Уэльса, и все это. это культивировало его ум и формировало привычки восприятия. Горе вам, если вы, подобно Кольриджу (по его собственным словам), были «воспитаны / В большом городе, покрытом тусклыми стенами монастырей / И не видели ничего прекрасного, кроме неба и звезд». Как и я.

    В заявлении Вордсворта есть важное предостережение о том, что поэзия является «спонтанным переполнением сильных чувств»: когда он возвращается к этой фразе во второй раз в своем предисловии к « Лирические баллады», , двоеточие присоединяет ее к следующей: «требуется его происхождение от эмоций, вспоминаемых в спокойствии.«Когда я впервые прочитал эти слова, я, пишущий дневник, точно знал, что он имел в виду:

    Мы переезжали примерно каждые три года, когда я был ребенком, и мы всегда жили в городах: Мехико, Салоники, Вашингтон, Лима, Сан-Хосе. Есть место, которое я припоминаю слабо, хотя у меня нет независимого подтверждения того, что оно когда-либо существовало. Это лестничный пролет. Я нашел его, когда мне было девять, может, десять, катаясь на велосипеде по нашему закрытому кварталу в Лиме. Лестница соединяла две дороги вдоль берега холма.Я никого там не видел, но данные свидетельствуют о том, что люди использовали это место для проветривания своих собак. Растительность с обеих сторон создавала ощущение секретного сада, редкость для пыльной Лимы. Я ездил туда на велосипеде, достал записную книжку и писал, охваченный запахом фекалий, укрытый зеленью. Размещение слов на странице, будь то запись в дневнике или попытка поэзии, стало способом воссоздать мир в ретроспективе. Эта привычка сохранялась годами. В девятом классе, когда я ходил с друзьями на пляж во время Страстной недели, я все время скучал по действию, потому что убегал в свою комнату, чтобы записать события дня.

    В поисках собственной горы Сноудон

    Мы не можем все взбираться на горы в Уэльсе, признает один студент, но мы можем смотреть на наш мир так же, как Вордсворт смотрел на свой — или, во всяком случае, пытаться. Студенты делятся своими впечатлениями о возвышенном: кемпинг в горах, среди безбрежной тьмы и странных движений невидимых животных; попадание в шторм, дождь, падающий боком порывистыми простынями, гнущий пальмы, как резиновые ленты; подводное плавание с аквалангом, поверхность океана беспрерывно расширяется во всех направлениях, а внизу — смутные движения.Они не были в Уэльсе. Но они были там , были где-то или сделали что-то, что вырвало их из себя, только чтобы приблизить их. Только из сырья нашей собственной жизни, какими бы они ни были, мы можем создать кто мы и кем хотим быть.

    Я иду с сестрой по мощеным улочкам Койоакана. Это район Фриды Кало, и сейчас май, и мы бродим по неровным тротуарам, изогнутым корнями хакаранд и пальм, в поисках места для ее жизни.Бугенвиллии, падающие на стены какого-то дома или ресторана, напоминают мне о нашем детстве в Латинской Америке, и мне приходит в голову мысль.

    «Люди говорят о ностальгии так, как будто это стремление вернуться в прошлое». Я наклоняюсь, чтобы поднять один из пурпурных, как бумага, цветков. «Но дело не в этом. Не то чтобы я хотел вернуться в 80-е; не то чтобы тогда было лучше. Это так. . . » это нелегко выразить: «время имеет значение, эти воспоминания имеют значение, потому что они мои.. . »

    Вордсворт владел Озерным краем. Было много работы. У меня есть мои воспоминания, разбросанные по географии и времени, закрученные во мне таким образом, что взгляд цветка, трепет городской лестницы или блеск слюды могут развернуть их — и затем я могу соединить их вместе, иначе, с языком. Я собираю их заново, чтобы по-новому увидеть и почувствовать.

    Смотреть другими глазами

    Написание материала из собственной жизни поддержало меня.Как и чтение о других жизнях. Но что мы должны делать с сопротивлением моего ученика и с отвращением, выражающимся в более широком смысле, к тому виду письма, которое смотрит внутрь, а не наружу?

    Хотя отдача переоценена, я подозреваю, что частично она происходит из-за этого: мы, возможно, теряем нашу готовность подчиняться. Сдача может быть плодотворным способом чтения. Но в наши дни мы закалены против капитуляции, вместо этого мы готовы к критике. В моде «разрушать» тексты, указывая на их вклад в системы угнетения; отдавать себя им — нет.Вместо того, чтобы читать с «желанием [желанием] работать и быть вовлеченным», как сказал бы Вордсворт, мы читаем, как часто, чтобы судить и овладевать, помещая текст и его автора в их место.

    В отношении Вордсворта есть законные возражения, на что очень хотели указать многие из моих студентов. Но возможно ли, что обвинение в эгоцентризме, столь явно осуждающее, является мощным утверждением безразличия? Другими словами, это способ сказать: «Я не хочу читать о тебе, и мне не следовало бы это делать» — особенно когда человек, «сосредотачивающийся на себе», — это мертвенно-белый парень, который оказывается каноничным? ?

    Мертвые белые люди — не единственные писатели, обвиняемые в эгоизме.Самописец — не единственный жанр. Но автор саморазвития раскрывается в отличие от других авторов, хотя, если вы спросите меня, это различие носит академический характер. То, что письмо можно когда-либо отделить от себя, является иллюзией. Напишите от третьего лица все, что хотите, создайте персонажа, закрутите себя пассивным голосом, скажите «это будет оспариваться», «это будет исследовано», «это будет передано» и, тем не менее, «это так, в конце концов, всегда первый, кто говорит », — сказал Торо.

    Когда я отдаюсь писателям, которых люблю больше всего, я преображаюсь.Я читаю Вордсворта и чувствую, как в моем настоящем действуют многие слои памяти, скользящие друг против друга, чтобы осветить настоящее. Я читаю Мэри Карр, и идиомы шипят у меня на языке; Я стал немного менее серьезным, переучившись ее тусклым глазом и ухом. Я читаю Та-Нехиси Коутс, и меня вдохновляет сила языка, чтобы назвать то, что осталось незамеченным, взывать, вбивать клин в дискурс и вскрывать его. Беспощадный взгляд Зэди Смит вдохновляет меня быть столь же ненасытным в отношении моих собственных наблюдений, так же любопытным по поводу связи между мыслью и миром, как и она.Я мог бы продолжить. Погрузившись в чувствительность другого человека — особенного, но столь уместного — я возвращаюсь к своей собственной жизни и обнаруживаю, что все изменилось. Я не такой, каким был раньше. Я не , которым я был раньше.

    Возможно, это звучит слишком корыстно, как будто чтение о других ценно только потому, что оно делает для вас. Позвольте мне попробовать еще раз: наблюдение чужими глазами через длительное погружение учит тому, что есть другие глаза, чтобы видеть сквозь них, другие субъективности, столько же способов увидеть черного дрозда, сколько людей, которые его видят.То же самое и с художественной литературой. Тем не менее, в том, что мы узнаем из путешествия внутрь себя, есть что-то ценное, отличное от того, как это работает с чисто художественной прозой. Как писал Эмерсон в своем знаменитом обращении к Обществу Phi Beta Kappa в Гарварде в 1837 году, американский ученый «узнает, что, погружаясь в тайны своего собственного разума, он сошел в тайны всех умов». Этому утверждению читатели нашего века могут сопротивляться, указывая на универсальное, хотя мы и достигаем его через частное.Я пытался защитить это. У Вордсворта тоже могло быть.

    Вордсворт и Кольридж поссорились, отчасти из-за разницы в их поэтических видениях. Кольридж, очарованный странным и необычным, пришел к выводу, что Вордсворт слишком пешеходный и, да, слишком самовлюбленный. Но для Вордсворта воображение было чем-то большим, чем сила, способная вызвать в воображении то, чего нет, как в случае с историей о привидениях или фэнтези; это была «великолепная способность», воссоздающая мир,

    — тоже мир, который был пригоден
    Для передачи и сделан видимым
    Другим глазам, имеющим в основе
    То, откуда происходит наше достоинство,
    То, что дает ему существование и поддерживает
    Баланс, облагораживающий обмен
    Действия изнутри и извне:
    Превосходство, чистый дух и лучшая сила,
    И видимый объект, и глаз, который видит.

    Мы блуждаем по своей жизни, ограниченные пятью чувствами и условным положением в мире, но в нас есть возможность свидетельствовать, делать то, что мы видим, видимым «другими глазами». Внимательно и внимательно читая послание от другого «я», мы уважаем этого другого; мы уважаем сам факт непохожести. И когда мы вшиваем эту инаковость в уникальную ткань памяти, звука и слов, составляющую нашу жизнь, мы заряжаемся — обогащаемся встречей и получаем обновленное ощущение поразительной сложности жизни, ее ценности и ценности.Процесс бесконечен. Мы существа, чьи отношения с другими людьми не только социальные, в смысле взаимной зависимости и взаимности, но также интеллектуальные и образные.

    Вордсворт помогает мне понять парадокс, лежащий в основе самописания: рассматривать практику как подношение, когда одно «я» передается другому как питание, которое нужно принять, ассимилировать и превратить во что-то — даже что-то вроде один — другое .

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.