Сказка красные башмачки: Сказка Красные башмаки читать онлайн полностью, Андерсен Г. Х.

Автор: | 03.09.2021

Сказка Красные башмаки читать онлайн полностью, Андерсен Г. Х.

Жила-была девочка, премиленькая, прехорошенькая, но очень бедная, и летом ей приходилось ходить босиком, а зимою — в грубых деревянных башмаках, которые ужасно натирали ей ноги.

В деревне жила старушка башмачница. Вот она взяла да и сшила, как умела, из обрезков красного сукна пару башмачков. Башмаки вышли очень неуклюжие, но сшиты были с добрым намерением, — башмачница подарила их бедной девочке. Девочку звали Карен.

Она получила и обновила красные башмаки как раз в день похорон своей матери. Нельзя сказать, чтобы они годились для траура, но других у девочки не было; она надела их прямо на голые ноги и пошла за убогим соломенным гробом.

В это время по деревне проезжала большая старинная карета и в ней — важная старая барыня. Она увидела девочку, пожалела и сказала священнику:

— Послушайте, отдайте мне девочку, я позабочусь о ней.

Карен подумала, что все это вышло благодаря ее красным башмакам, но старая барыня нашла их ужасными и велела сжечь.

Карен приодели и стали учить читать и шить. Все люди говорили, что она очень мила, зеркало же твердило: «Ты больше чем мила, ты прелестна».

В это время по стране путешествовала королева со своей маленькой дочерью, принцессой. Народ сбежался ко дворцу; была тут и Карен. Принцесса, в белом платье, стояла у окошка, чтобы дать людям посмотреть на себя. У нее не было ни шлейфа, ни короны, зато на ножках красовались чудесные красные сафьяновые башмачки; нельзя было и сравнить их с теми, что сшила для Карен башмачница. На свете не могло быть ничего лучшего этих красных башмачков!

Карен подросла, и пора было ей конфирмоваться; ей сшили новое платье и собирались купить новые башмаки. Лучший городской башмачник снял мерку с ее маленькой ножки. Карен со старой госпожой сидели у него в мастерской; тут же стоял большой шкаф со стеклами, за которыми красовались прелестные башмачки и лакированные сапожки. Можно было залюбоваться на них, но старая госпожа не получила никакого удовольствия: она очень плохо видела.

Между башмаками стояла и пара красных, они были точь-в-точь как те, что красовались на ножках принцессы. Ах, что за прелесть! Башмачник сказал, что они были заказаны для графской дочки, да не пришлись по ноге.

— Это ведь лакированная кожа? — спросила старая барыня. — Они блестят!

— Да, блестят! — ответила Карен.

Башмачки были примерены, оказались впору, и их купили. Но старая госпожа не знала, что они красные, — она бы никогда не позволила Карен идти конфирмоваться в красных башмаках, а Карен как раз так и сделала.

Все люди в церкви смотрели на ее ноги, когда она проходила на свое место. Ей же казалось, что и старые портреты умерших пасторов и пасторш в длинных черных одеяниях и плоеных круглых воротничках тоже уставились на ее красные башмачки. Сама она только о них и думала, даже в то время, когда священник возложил ей на голову руки и стал говорить о святом крещении, о союзе с богом и о том, что она становится теперь взрослой христианкой. Торжественные звуки церковного органа и мелодичное пение чистых детских голосов наполняли церковь, старый регент подтягивал детям, но Карен думала только о своих красных башмаках.

После обедни старая госпожа узнала от других людей, что башмаки были красные, объяснила Карен, как это неприлично, и велела ей ходить в церковь всегда в черных башмаках, хотя бы и в старых.

В следующее воскресенье надо было идти к причастию. Карен взглянула на красные башмаки, взглянула на черные, опять на красные и — надела их.

Погода была чудная, солнечная; Карен со старой госпожой прошли по тропинке через поле; было немного пыльно.

У церковных дверей стоял, опираясь на костыль, старый солдат с длинною, странною бородой: она была скорее рыжая, чем седая. Он поклонился им чуть не до земли и попросил старую барыню позволить ему смахнуть пыль с ее башмаков. Карен тоже протянула ему свою маленькую ножку.

— Ишь, какие славные бальные башмачки! — сказал солдат. — Сидите крепко, когда запляшете!

И он хлопнул рукой по подошвам.

Старая барыня дала солдату скиллинг и вошла вместе с Карен в церковь.

Все люди в церкви опять глядели на ее красные башмаки, все портреты — тоже. Карен преклонила колена перед алтарем, и золотая чаша приблизилась к ее устам, а она думала только о своих красных башмаках, — они словно плавали перед ней в самой чаше.

Карен забыла пропеть псалом, забыла прочесть «Отче наш».

Народ стал выходить из церкви; старая госпожа села в карету, Карен тоже поставила ногу на подножку, как вдруг возле нее очутился старый солдат и сказал:

— Ишь, какие славные бальные башмачки! Карен не удержалась и сделала несколько па, и тут ноги ее пошли плясать сами собою, точно башмаки имели какую-то волшебную силу. Карен неслась все дальше и дальше, обогнула церковь и все не могла остановиться. Кучеру пришлось бежать за нею вдогонку, взять ее на руки и посадить в карету. Карен села, а ноги ее все продолжали приплясывать, так что доброй старой госпоже досталось немало пинков. Пришлось наконец снять башмаки, и ноги успокоились.

Приехали домой; Карен поставила башмаки в шкаф, но не могла не любоваться на них.

Старая госпожа захворала, и сказали, что она не проживет долго. За ней надо было ухаживать, а кого же это дело касалось ближе, чем Карен. Но в городе давался большой бал, и Карен пригласили. Она посмотрела на старую госпожу, которой все равно было не жить, посмотрела на красные башмаки — разве это грех? — потом надела их — и это ведь не беда, а потом… отправилась на бал и пошла танцевать.

Но вот она хочет повернуть вправо — ноги несут ее влево, хочет сделать круг по зале — ноги несут ее вон из залы, вниз по лестнице, на улицу и за город. Так доплясала она вплоть до темного леса.

Что-то засветилось между верхушками деревьев. Карен подумала, что это месяц, так как виднелось что-то похожее на лицо, но это было лицо старого солдата с рыжею бородой. Он кивнул ей и сказал:

— Ишь, какие славные бальные башмачки!

Она испугалась, хотела сбросить с себя башмаки, но они сидели крепко; она только изорвала в клочья чулки; башмаки точно приросли к ногам, и ей пришлось плясать, плясать по полям и лугам, в дождь и в солнечную погоду, и ночью и днем. Ужаснее всего было ночью!

Танцевала она танцевала и очутилась на кладбище; но все мертвые спокойно спали в своих могилах. У мертвых найдется дело получше, чем пляска. Она хотела присесть на одной бедной могиле, поросшей дикою рябинкой, по не тут-то было! Ни отдыха, ни покоя! Она все плясала и плясала… Вот в открытых дверях церкви она увидела ангела в длинном белом одеянии; за плечами у него были большие, спускавшиеся до самой земли крылья. Лицо ангела было строго и серьезно, в руке он держал широкий блестящий меч.

— Ты будешь плясать, — сказал он, — плясать в своих красных башмаках, пока не побледнеешь, не похолодеешь, не высохнешь, как мумия! Ты будешь плясать от ворот до ворот и стучаться в двери тех домов, где живут гордые, тщеславные дети; твой стук будет пугать их! Будешь плясать, плясать!..

— Смилуйся! — вскричала Карен.

Но она уже не слышала ответа ангела — башмаки повлекли ее в калитку, за ограду кладбища, в поле, по дорогам и тропинкам. И она плясала и не могла остановиться.

Раз утром она пронеслась в пляске мимо знакомой двери; оттуда с пением псалмов выносили гроб, украшенный цветами. Тут она узнала, что старая госпожа умерла, и ей показалось, что теперь она оставлена всеми, проклята, ангелом господним.

И она все плясала, плясала, даже темною ночью. Башмаки несли ее по камням, сквозь лесную чащу и терновые кусты, колючки которых царапали ее до крови. Так доплясала она до маленького уединенного домика, стоявшего в открытом поле. Она знала, что здесь живет палач, постучала пальцем в оконное стекло и сказала:

— Выйди ко мне! Сама я не могу войти к тебе, я пляшу!

И палач отвечал:

— Ты, верно, не знаешь, кто я? Я рублю головы дурным людям, и топор мой, как вижу, дрожит!

— Не руби мне головы! — сказала Карен. — Тогда я не успею покаяться в своем грехе. Отруби мне лучше ноги с красными башмаками.

И она исповедала весь свой грех. Палач отрубил ей ноги с красными башмаками, — пляшущие ножки понеслись по полю и скрылись в чаще леса.

Потом палач приделал ей вместо ног деревяшки, дал костыли и выучил ее псалму, который всегда поют грешники. Карен поцеловала руку, державшую топор, и побрела по полю.

— Ну, довольно я настрадалась из-за красных башмаков! — сказала она. — Пойду теперь в церковь, пусть люди увидят меня!

И она быстро направилась к церковным дверям: вдруг перед нею заплясали ее ноги в красных башмаках, она испугалась и повернула прочь.

Целую неделю тосковала и плакала Карен горькими слезами; но вот настало воскресенье, и она сказала:

— Ну, довольно я страдала и мучилась! Право же, я не хуже многих из тех, что сидят и важничают в церкви!

И она смело пошла туда, но дошла только до калитки, — тут перед нею опять заплясали красные башмаки. Она опять испугалась, повернула обратно и от всего сердца покаялась в своем грехе.

Потом она пошла в дом священника и попросилась в услужение, обещая быть прилежной и делать все, что сможет, без всякого жалованья, из-за куска хлеба и приюта у добрых людей. Жена священника сжалилась над ней и взяла ее к себе в дом. Карен работала не покладая рук, но была тиха и задумчива. С каким вниманием слушала она по вечерам священника, читавшего вслух Библию! Дети очень полюбили ее, но когда девочки болтали при ней о нарядах и говорили, что хотели бы быть на месте королевы, Карен печально качала головой.

В следующее воскресенье все собрались идти в церковь; ее спросили, не пойдет ли она с ними, но она только со слезами посмотрела на свои костыли. Все отправились слушать слово божье, а она ушла в свою каморку. Там умещались только кровать да стул; она села и стала читать псалтырь. Вдруг ветер донес до нее звуки церковного органа. Она подняла от книги свое залитое слезами лицо и воскликнула:

— Помоги мне, господи!

И вдруг ее всю осияло, как солнцем, — перед ней очутился ангел господень в белом одеянии, тот самый, которого она видела в ту страшную ночь у церковных дверей. Но теперь в руках он держал не острый меч, а чудесную зеленую ветвь, усеянную розами. Он коснулся ею потолка, и потолок поднялся высоко-высоко, а на том месте, до которого дотронулся ангел, заблистала золотая звезда. Затем ангел коснулся стен — они раздались, и Карен увидела церковный орган, старые портреты пасторов и пасторш и весь народ; все сидели на своих скамьях и пели псалмы. Что это, преобразилась ли в церковь узкая каморка бедной девушки, или сама девушка каким-то чудом перенеслась в церковь?.. Карен сидела на своем стуле рядом с домашними священника, и когда те окончили псалом и увидали ее, то ласково кивнули ей, говоря:

— Ты хорошо сделала, что тоже пришла сюда, Карен!

— По милости божьей! — отвечала она.

Торжественные звуки органа сливались с нежными детскими голосами хора. Лучи ясного солнышка струились в окно прямо на Карен. Сердце ее так переполнилось всем этим светом, миром и радостью, что разорвалось. Душа ее полетела вместе с лучами солнца к богу, и там никто не спросил ее о красных башмаках.

Теги: бытовые про людей



Похожие сказки

Другие сказки автора

Красные башмаки | AudioBaby

Жила-была девочка, премиленькая, прехорошенькая, но очень бедная, и летом ей приходилось ходить босиком, а зимою — в грубых деревянных башмаках, которые ужасно натирали ей ноги.
В деревне жила старушка башмачница. Вот она взяла да и сшила, как умела, из обрезков красного сукна пару башмачков. Башмаки вышли очень неуклюжие, но сшиты были с добрым намерением, — башмачница подарила их бедной девочке.
Девочку звали Карен.
Она получила и обновила красные башмаки как раз в день похорон своей матери.
Нельзя сказать, чтобы они годились для траура, но других у девочки не было; она надела их прямо на голые ноги и пошла за убогим соломенным гробом.
В это время по деревне проезжала большая старинная карета и в ней — важная старая барыня.
Она увидела девочку, пожалела и сказала священнику:
— Послушайте, отдайте мне девочку, я позабочусь о ней.
Карен подумала, что все это вышло благодаря ее красным башмакам, но старая барыня нашла их ужасными и велела сжечь. Карен приодели и стали учить читать и шить. Все люди говорили, что она очень мила, зеркало же твердило: «Ты больше чем мила, ты прелестна».
В это время по стране путешествовала королева со своей маленькой дочерью, принцессой. Народ сбежался ко дворцу; была тут и Карен. Принцесса, в белом платье, стояла у окошка, чтобы дать людям посмотреть на себя. У нее не было ни шлейфа, ни короны, зато на ножках красовались чудесные красные сафьяновые башмачки; нельзя было и сравнить их с теми, что сшила для Карен башмачница. На свете не могло быть ничего лучшего этих красных башмачков!
Карен подросла, и пора было ей конфирмоваться; ей сшили новое платье и собирались купить новые башмаки. Лучший городской башмачник снял мерку с ее маленькой ножки. Карен со старой госпожой сидели у него в мастерской; тут же стоял большой шкаф со стеклами, за которыми красовались прелестные башмачки и лакированные сапожки. Можно было залюбоваться на них, но старая госпожа не получила никакого удовольствия: она очень плохо видела. Между башмаками стояла и пара красных, они были точь-в-точь как те, что красовались на ножках принцессы. Ах, что за прелесть! Башмачник сказал, что они были заказаны для графской дочки, да не пришлись по ноге.
— Это ведь лакированная кожа? — спросила старая барыня. — Они блестят!
— Да, блестят! — ответила Карен.
Башмачки были примерены, оказались впору, и их купили. Но старая госпожа не знала, что они красные, — она бы никогда не позволила Карен идти конфирмоваться в красных башмаках, а Карен как раз так и сделала.
 Все люди в церкви смотрели на ее ноги, когда она проходила на свое место. Ей же казалось, что и старые портреты умерших пасторов и пасторш в длинных черных одеяниях и плоеных круглых воротничках тоже уставились на ее красные башмачки. Сама она только о них и думала, даже в то время, когда священник возложил ей на голову руки и стал говорить о святом крещении, о союзе с богом и о том, что она становится теперь взрослой христианкой. Торжественные звуки церковного органа и мелодичное пение чистых детских голосов наполняли церковь, старый регент подтягивал детям, но Карен думала только о своих красных башмаках.
После обедни старая госпожа узнала от других людей, что башмаки были красные, объяснила Карен, как это неприлично, и велела ей ходить в церковь всегда в черных башмаках, хотя бы и в старых.
В следующее воскресенье надо было идти к причастию. Карен взглянула на красные башмаки, взглянула на черные, опять на красные и — надела их.
Погода была чудная, солнечная; Карен со старой госпожой прошли по тропинке через поле; было немного пыльно.
У церковных дверей стоял, опираясь на костыль, старый солдат с длинною, странною бородой: она была скорее рыжая, чем седая. Он поклонился им чуть не до земли и попросил старую барыню позволить ему смахнуть пыль с ее башмаков. Карен тоже протянула ему свою маленькую ножку.
— Ишь, какие славные бальные башмачки! — сказал солдат. — Сидите крепко, когда запляшете!
И он хлопнул рукой по подошвам.
Старая барыня дала солдату скиллинг и вошла вместе с Карен в церковь.
Все люди в церкви опять глядели на ее красные башмаки, все портреты — тоже. Карен преклонила колена перед алтарем, и золотая чаша приблизилась к ее устам, а она думала только о своих красных башмаках, — они словно плавали перед ней в самой чаше.
Карен забыла пропеть псалом, забыла прочесть «Отче наш».
Народ стал выходить из церкви; старая госпожа села в карету, Карен тоже поставила ногу на подножку, как вдруг возле нее очутился старый солдат и сказал:
— Ишь, какие славные бальные башмачки! Карен не удержалась и сделала несколько па, и тут ноги ее пошли плясать сами собою, точно башмаки имели какую-то волшебную силу. Карен неслась все дальше и дальше, обогнула церковь и все не могла остановиться. Кучеру пришлось бежать за нею вдогонку, взять ее на руки и посадить в карету. Карен села, а ноги ее все продолжали приплясывать, так что доброй старой госпоже досталось немало пинков. Пришлось наконец снять башмаки, и ноги успокоились.
 Приехали домой; Карен поставила башмаки в шкаф, но не могла не любоваться на них.
Старая госпожа захворала, и сказали, что она не проживет долго. За ней надо было ухаживать, а кого же это дело касалось ближе, чем Карен. Но в городе давался большой бал, и Карен пригласили. Она посмотрела на старую госпожу, которой все равно было не жить, посмотрела на красные башмаки — разве это грех? — потом надела их — и это ведь не беда, а потом… отправилась на бал и пошла танцевать.
Но вот она хочет повернуть вправо — ноги несут ее влево, хочет сделать круг по зале — ноги несут ее вон из залы, вниз по лестнице, на улицу и за город. Так доплясала она вплоть до темного леса.
Что-то засветилось между верхушками деревьев. Карен подумала, что это месяц, так как виднелось что-то похожее на лицо, но это было лицо старого солдата с рыжею бородой. Он кивнул ей и сказал:
— Ишь, какие славные бальные башмачки!
Она испугалась, хотела сбросить с себя башмаки, но они сидели крепко; она только изорвала в клочья чулки; башмаки точно приросли к ногам, и ей пришлось плясать, плясать по полям и лугам, в дождь и в солнечную погоду, и ночью и днем. Ужаснее всего было ночью!
Танцевала она танцевала и очутилась на кладбище; но все мертвые спокойно спали в своих могилах. У мертвых найдется дело получше, чем пляска. Она хотела присесть на одной бедной могиле, поросшей ди кою рябинкой, по не тут-то было! Ни отдыха, ни покоя! Она все плясала и плясала… Вот в открытых дверях церкви она увидела ангела в длинном белом одеянии; за плечами у него были большие, спускавшиеся до самой земли крылья. Лицо ангела было строго и серьезно, в руке он держал широкий блестящий меч.
— Ты будешь плясать, — сказал он, — плясать в своих красных башмаках, пока не побледнеешь, не похолодеешь, не высохнешь, как мумия! Ты будешь плясать от ворот до ворот и стучаться в двери тех домов, где живут гордые, тщеславные дети; твой стук будет пугать их! Будешь плясать, плясать!..
— Смилуйся! — вскричала Карен.
Но она уже не слышала ответа ангела — башмаки повлекли ее в калитку, за ограду кладбища, в поле, по дорогам и тропинкам. И она плясала и не могла остановиться.
Раз утром она пронеслась в пляске мимо знакомой двери; оттуда с пением псалмов выносили гроб, украшенный цветами. Тут она узнала, что старая госпожа умерла, и ей показалось, что теперь она оставлена всеми, проклята, ангелом господним.
 И она все плясала, плясала, даже темною ночью. Башмаки несли ее по камням, сквозь лесную чащу и терновые кусты, колючки которых царапали ее до крови. Так доплясала она до маленького уединенного домика, стоявшего в открытом поле. Она знала, что здесь живет палач, постучала пальцем в оконное стекло и сказала:
— Выйди ко мне! Сама я не могу войти к тебе, я пляшу!
И палач отвечал:
— Ты, верно, не знаешь, кто я? Я рублю головы дурным людям, и топор мой, как вижу, дрожит!
— Не руби мне головы! — сказала Карен. — Тогда я не успею покаяться в своем грехе. Отруби мне лучше ноги с красными башмаками.
И она исповедала весь свой грех. Палач отрубил ей ноги с красными башмаками, — пляшущие ножки понеслись по полю и скрылись в чаще леса.
Потом палач приделал ей вместо ног деревяшки, дал костыли и выучил ее псалму, который всегда поют грешники. Карен поцеловала руку, державшую топор, и побрела по полю.
— Ну, довольно я настрадалась из-за красных башмаков! — сказала она. — Пойду теперь в церковь, пусть люди увидят меня!
И она быстро направилась к церковным дверям: вдруг перед нею заплясали ее ноги в красных башмаках, она испугалась и повернула прочь.
Целую неделю тосковала и плакала Карен горькими слезами; но вот настало воскресенье, и она сказала:
— Ну, довольно я страдала и мучилась! Право же, я не хуже многих из тех, что сидят и важничают в церкви!
И она смело пошла туда, но дошла только до калитки, — тут перед нею опять заплясали красные башмаки. Она опять испугалась, повернула обратно и от всего сердца покаялась в своем грехе.
Потом она пошла в дом священника и попросилась в услужение, обещая быть прилежной и делать все, что сможет, без всякого жалованья, из-за куска хлеба и приюта у добрых людей. Жена священника сжалилась над ней и взяла ее к себе в дом.

Андерсен Ганс Христиан — Красные башмаки

Андерсен Ганс Христиан

 

Красные башмаки

 

Жила-была девочка, премиленькая, прехорошенькая, но очень бедная, и летом ей приходилось ходить босиком, а зимою — в грубых деревянных башмаках, которые ужасно натирали ей ноги.

В деревне жила старушка башмачница. Вот она взяла да и сшила, как умела, из обрезков красного сукна пару башмачков. Башмаки вышли очень неуклюжие, но сшиты были с добрым намерением, — башмачница подарила их бедной девочке.

Девочку звали Карен.

Она получила и обновила красные башмаки как раз в день похорон своей матери.

Нельзя сказать, чтобы они годились для траура, но других у девочки не было; она надела их прямо на голые ноги и пошла за убогим соломенным гробом.

В это время по деревне проезжала большая старинная карета и в ней — важная старая барыня.

Она увидела девочку, пожалела и сказала священнику:

— Послушайте, отдайте мне девочку, я позабочусь о ней.

Карен подумала, что все это вышло благодаря ее красным башмакам, но старая барыня нашла их ужасными и велела сжечь. Карен приодели и стали учить читать и шить. Все люди говорили, что она очень мила, зеркало же твердило: «Ты больше чем мила, ты прелестна».

В это время по стране путешествовала королева со своей маленькой дочерью, принцессой. Народ сбежался ко дворцу; была тут и Карен. Принцесса, в белом платье, стояла у окошка, чтобы дать людям посмотреть на себя. У нее не было ни шлейфа, ни короны, зато на ножках красовались чудесные красные сафьяновые башмачки; нельзя было и сравнить их с теми, что сшила для Карен башмачница. На свете не могло быть ничего лучшего этих красных башмачков!

Карен подросла, и пора было ей конфирмоваться; ей сшили новое платье и собирались купить новые башмаки. Лучший городской башмачник снял мерку с ее маленькой ножки. Карен со старой госпожой сидели у него в мастерской; тут же стоял большой шкаф со стеклами, за которыми красовались прелестные башмачки и лакированные сапожки. Можно было залюбоваться на них, но старая госпожа не получила никакого удовольствия: она очень плохо видела. Между башмаками стояла и пара красных, они были точь-в-точь как те, что красовались на ножках принцессы. Ах, что за прелесть! Башмачник сказал, что они были заказаны для графской дочки, да не пришлись по ноге.

— Это ведь лакированная кожа? — спросила старая барыня. — Они блестят!

— Да, блестят! — ответила Карен.

Башмачки были примерены, оказались впору, и их купили. Но старая госпожа не знала, что они красные, — она бы никогда не позволила Карен идти конфирмоваться в красных башмаках, а Карен как раз так и сделала.

Все люди в церкви смотрели на ее ноги, когда она проходила на свое место. Ей же казалось, что и старые портреты умерших пасторов и пасторш в длинных черных одеяниях и плоеных круглых воротничках тоже уставились на ее красные башмачки. Сама она только о них и думала, даже в то время, когда священник возложил ей на голову руки и стал говорить о святом крещении, о союзе с богом и о том, что она становится теперь взрослой христианкой. Торжественные звуки церковного органа и мелодичное пение чистых детских голосов наполняли церковь, старый регент подтягивал детям, но Карен думала только о своих красных башмаках.

После обедни старая госпожа узнала от других людей, что башмаки были красные, объяснила Карен, как это неприлично, и велела ей ходить в церковь всегда в черных башмаках, хотя бы и в старых.

В следующее воскресенье надо было идти к причастию. Карен взглянула на красные башмаки, взглянула на черные, опять на красные и — надела их.

Погода была чудная, солнечная; Карен со старой госпожой прошли по тропинке через поле; было немного пыльно.

У церковных дверей стоял, опираясь на костыль, старый солдат с длинною, странною бородой: она была скорее рыжая, чем седая. Он поклонился им чуть не до земли и попросил старую барыню позволить ему смахнуть пыль с ее башмаков. Карен тоже протянула ему свою маленькую ножку.

— Ишь, какие славные бальные башмачки! — сказал солдат. — Сидите крепко, когда запляшете!

И он хлопнул рукой по подошвам.

Старая барыня дала солдату скиллинг и вошла вместе с Карен в церковь.

Все люди в церкви опять глядели на ее красные башмаки, все портреты — тоже. Карен преклонила колена перед алтарем, и золотая чаша приблизилась к ее устам, а она думала только о своих красных башмаках, — они словно плавали перед ней в самой чаше.

Карен забыла пропеть псалом, забыла прочесть «Отче наш».

Народ стал выходить из церкви; старая госпожа села в карету, Карен тоже поставила ногу на подножку, как вдруг возле нее очутился старый солдат и сказал:

— Ишь, какие славные бальные башмачки! Карен не удержалась и сделала несколько па, и тут ноги ее пошли плясать сами собою, точно башмаки имели какую-то волшебную силу. Карен неслась все дальше и дальше, обогнула церковь и все не могла остановиться. Кучеру пришлось бежать за нею вдогонку, взять ее на руки и посадить в карету. Карен села, а ноги ее все продолжали приплясывать, так что доброй старой госпоже досталось немало пинков. Пришлось наконец снять башмаки, и ноги успокоились.

Приехали домой; Карен поставила башмаки в шкаф, но не могла не любоваться на них.

Старая госпожа захворала, и сказали, что она не проживет долго. За ней надо было ухаживать, а кого же это дело касалось ближе, чем Карен. Но в городе давался большой бал, и Карен пригласили. Она посмотрела на старую госпожу, которой все равно было не жить, посмотрела на красные башмаки — разве это грех? — потом надела их — и это ведь не беда, а потом… отправилась на бал и пошла танцевать.

Но вот она хочет повернуть вправо — ноги несут ее влево, хочет сделать круг по зале — ноги несут ее вон из залы, вниз по лестнице, на улицу и за город. Так доплясала она вплоть до темного леса.

Что-то засветилось между верхушками деревьев. Карен подумала, что это месяц, так как виднелось что-то похожее на лицо, но это было лицо старого солдата с рыжею бородой. Он кивнул ей и сказал:

— Ишь, какие славные бальные башмачки!

Она испугалась, хотела сбросить с себя башмаки, но они сидели крепко; она только изорвала в клочья чулки; башмаки точно приросли к ногам, и ей пришлось плясать, плясать по полям и лугам, в дождь и в солнечную погоду, и ночью и днем. Ужаснее всего было ночью!

Танцевала она танцевала и очутилась на кладбище; но все мертвые спокойно спали в своих могилах. У мертвых найдется дело получше, чем пляска. Она хотела присесть на одной бедной могиле, поросшей ди кою рябинкой, по не тут-то было! Ни отдыха, ни покоя! Она все плясала и плясала. .. Вот в открытых дверях церкви она увидела ангела в длинном белом одеянии; за плечами у него были большие, спускавшиеся до самой земли крылья. Лицо ангела было строго и серьезно, в руке он держал широкий блестящий меч.

— Ты будешь плясать, — сказал он, — плясать в своих красных башмаках, пока не побледнеешь, не похолодеешь, не высохнешь, как мумия! Ты будешь плясать от ворот до ворот и стучаться в двери тех домов, где живут гордые, тщеславные дети; твой стук будет пугать их! Будешь плясать, плясать!..

— Смилуйся! — вскричала Карен.

Но она уже не слышала ответа ангела — башмаки повлекли ее в калитку, за ограду кладбища, в поле, по дорогам и тропинкам. И она плясала и не могла остановиться.

Раз утром она пронеслась в пляске мимо знакомой двери; оттуда с пением псалмов выносили гроб, украшенный цветами. Тут она узнала, что старая госпожа умерла, и ей показалось, что теперь она оставлена всеми, проклята, ангелом господним.

И она все плясала, плясала, даже темною ночью. Башмаки несли ее по камням, сквозь лесную чащу и терновые кусты, колючки которых царапали ее до крови. Так доплясала она до маленького уединенного домика, стоявшего в открытом поле. Она знала, что здесь живет палач, постучала пальцем в оконное стекло и сказала:

— Выйди ко мне! Сама я не могу войти к тебе, я пляшу!

И палач отвечал:

— Ты, верно, не знаешь, кто я? Я рублю головы дурным людям, и топор мой, как вижу, дрожит!

— Не руби мне головы! — сказала Карен. — Тогда я не успею покаяться в своем грехе. Отруби мне лучше ноги с красными башмаками.

И она исповедала весь свой грех. Палач отрубил ей ноги с красными башмаками, — пляшущие ножки понеслись по полю и скрылись в чаще леса.

Потом палач приделал ей вместо ног деревяшки, дал костыли и выучил ее псалму, который всегда поют грешники. Карен поцеловала руку, державшую топор, и побрела по полю.

— Ну, довольно я настрадалась из-за красных башмаков! — сказала она. — Пойду теперь в церковь, пусть люди увидят меня!

И она быстро направилась к церковным дверям: вдруг перед нею заплясали ее ноги в красных башмаках, она испугалась и повернула прочь.

Целую неделю тосковала и плакала Карен горькими слезами; но вот настало воскресенье, и она сказала:

— Ну, довольно я страдала и мучилась! Право же, я не хуже многих из тех, что сидят и важничают в церкви!

И она смело пошла туда, но дошла только до калитки, — тут перед нею опять заплясали красные башмаки. Она опять испугалась, повернула обратно и от всего сердца покаялась в своем грехе.

Потом она пошла в дом священника и попросилась в услужение, обещая быть прилежной и делать все, что сможет, без всякого жалованья, из-за куска хлеба и приюта у добрых людей. Жена священника сжалилась над ней и взяла ее к себе в дом. Карен работала не покладая рук, но была тиха и задумчива. С каким вниманием слушала она по вечерам священника, читавшего вслух Библию! Дети очень полюбили ее, но когда девочки болтали при ней о нарядах и говорили, что хотели бы быть на месте королевы, Карен печально качала головой.

В следующее воскресенье все собрались идти в церковь; ее спросили, не пойдет ли она с ними, но она только со слезами посмотрела на свои костыли. Все отправились слушать слово божье, а она ушла в свою каморку. Там умещались только кровать да стул; она села и стала читать псалтырь. Вдруг ветер донес до нее звуки церковного органа. Она подняла от книги свое залитое слезами лицо и воскликнула:

— Помоги мне, господи!

И вдруг ее всю осияло, как солнцем, — перед ней очутился ангел господень в белом одеянии, тот самый, которого она видела в ту страшную ночь у церковных дверей. Но теперь в руках он держал не острый меч, а чудесную зеленую ветвь, усеянную розами. Он коснулся ею потолка, и потолок поднялся высоко-высоко, а на том месте, до которого дотронулся ангел, заблистала золотая звезда. Затем ангел коснулся стен — они раздались, и Карен увидела церковный орган, старые портреты пасторов и пасторш и весь народ; все сидели на своих скамьях и пели псалмы. Что это, преобразилась ли в церковь узкая каморка бедной девушки, или сама девушка каким-то чудом перенеслась в церковь?.. Карен сидела на своем стуле рядом с домашними священника, и когда те окончили псалом и увидали ее, то ласково кивнули ей, говоря:

— Ты хорошо сделала, что тоже пришла сюда, Карен!

— По милости божьей! — отвечала она.

Торжественные звуки органа сливались с нежными детскими голосами хора. Лучи ясного солнышка струились в окно прямо на Карен. Сердце ее так переполнилось всем этим светом, миром и радостью, что разорвалось. Душа ее полетела вместе с лучами солнца к богу, и там никто не спросил ее о красных башмаках.

 

Красные туфли в сказках и истории

«Красные башмаки» — это рассказ Ганса Христиана Андерсена, который действительно раскрывает его склонность осуждать молодую девушку , в данном случае за ее тщеславие, и заставляет ее понести невероятные наказания , которые, кажется, намного перевешивают преступление.

Карен, главная героиня, борется с тщеславием задолго до того, как вступает в контакт с роковой обувью. «Люди говорили, что она красивая. Но зеркало говорило ей:« Ты более чем хорошенькая — ты красивая ».’«Возврат к злой Королеве Белоснежки, возможно, еще один тщеславный персонаж, который, как известно, слушает свое зеркало?

Карен выбирает красные туфли для подтверждения, заставляя всех смотреть на ее туфли все время. Она продолжает носить их, несмотря на то, насколько «неприлично» их носить в церкви. Она больше не может сосредоточиться, но все время думает о своих туфлях: «Она забыла сказать Псалом, забыла произнести Отче наш».
Когда Карен впервые танцевала несколько шагов в туфлях, она обнаружила, что не может остановиться, пока туфли не снимут.Она все еще думает о туфлях, даже когда их не носит, и, наконец, носит их на балу. На этот раз она начинает танцевать и не может остановиться. После нескольких дней танцев, мимо лугов и полей, ангел осуждает ее: «Танцуй ты будешь, — сказал он, — танцевать в своих красных туфлях, пока не побледнеешь и не замерзнешь, пока твоя кожа не сморщится и ты не станешь скелетом! Вы будете танцевать от двери к двери, и там, где живут гордые и злые дети, вы должны стучать, чтобы они слышали вас и боялись вас! Танцуй ты будешь танцевать!

Томас Вильгельм Педерсен


Она даже устраивает похороны для себя и знает, что «ее оставили все и проклял ангел Божий. «Ничто не может ей помочь, пока она не подойдет к палачу и не попросит его отрубить ей ноги. Даже в первый раз, когда она снова попыталась пойти в церковь, красные туфли все еще были там, танцевали сами по себе, и ей пришлось раскаяться в этом.

После этого она стала образцом благочестия, «трудолюбивой и заботливой», и когда дети «спрашивали ее об одежде, величии и красоте, она качала головой». Прожив некоторое время в смиренном благочестии на костылях, однажды ее возьмут на Небеса », и там не было никого, кто спросил бы о красных башмаках .»(Часть истории, выделенная курсивом, а не мой акцент).

Энн Андерсон


Все это для пары обуви кажется довольно экстремальным, но Википедия включает в себя эту уместную справочную информацию: «Андерсен объяснил происхождение истории в инциденте, свидетелем которого он был маленьким ребенком. Согласно его отчету, его отцу был отправлен кусок красных Шелк от богатой покупательницы, чтобы сделать пару танцевальных туфель для своей дочери. Используя красную кожу вместе с шелком, он очень тщательно обработал туфли , только чтобы богатая дама сказала ему, что это мусор. Она сказала, что он только испортил ей шелк. «В таком случае, — сказал он, — я тоже могу испортить свою кожу», и он разрезал туфли перед ней ».

Так что Андерсен, возможно, испытывал горечь к богатым больше, чем к женщинам и девушкам. особенно. Изначально она хотела красные туфли, потому что видит в них принцессу.

Кэтрин Кэмерон


Эта статья Анастасии Юанита рассматривает историю как , предупреждающую детей больше о послушании, чем о тщеславии. Карен обманом заставила свою приемную мать купить ей красные туфли и носила их снова и снова после того, как ей запретили. Насколько нам известно, принцессу вначале никогда не осуждали за то, что она носила свои красные туфли, поэтому ее грехом могло быть поклонение туфель в большей степени, чем просто желание носить туфли сами по себе, хорошие новости для любого из нас, кто случится. иметь красные туфли. К тому же в то время чрезвычайно поучительные рассказы, заставляющие детей повиноваться, были нормой.

Однако, когда вы смотрите на эту историю в сочетании с другими историями Андерсена, вы действительно начинаете замечать закономерность.Ингер из «Девочки, которая ступала на буханку» подвергается еще более суровому наказанию. Эта девушка плохая, жестокая и гордая, даже несмотря на свою бедность. В своем тщеславии и глупости она использует данный ей буханку хлеба и кладет ее в грязь , чтобы ее обувь не испачкалась . Для этого она становится статуей в подземном мире, вынужденная слышать голоса людей наверху, рассказывающих ее историю в качестве предупреждения против зла, и ей жаль, что она никогда не родилась, и чтобы люди больше наказывали ее за ее своенравие.

Артур Рэкхэм без обуви Герда


Напротив, добрая героиня «Снежной королевы» Герда демонстрирует свою преданность тем, что бросает свои красные туфли , свое «сокровище», в реку . (Интересно, что хотя вы можете найти иллюстрации Герды в туфлях и без них, я не нашел ни одной фотографии ее в этих красных туфлях , есть ли еще кто-нибудь?)

Я не мог не задаться вопросом, насколько Андерсен относится к красные туфли были универсальными, а сколько его собственных, так что я немного покопался.

Из BBC News: «В 1670-х годах Людовик XIV издал указ, согласно которому только членам его двора разрешалось носить красные каблуки. Теоретически все французское общество должно было сделать, чтобы проверить, поддерживает ли король кто-то был смотреть вниз. На практике были доступны несанкционированные имитационные каблуки ».

Туфли Людовика XIV на портрете Гиацинта Ригу

  • Факты об обуви:
  • В Европе в шестнадцатом и семнадцатом веках каблуки на туфлях всегда были красного цвета.
  • Шесть дюймов на каблуках носили высшие классы Европы семнадцатого века. Два слуги, по одному с каждой стороны, должны были поддержать человека на высоких каблуках.
В этой лекции говорится, что «женщина в красном» было кодовым названием «проститутка» в Англии и Франции в девятнадцатом веке. Проституток также можно было идентифицировать просто по их одежде, которая была чрезмерно одета в соответствии с культурными нормами гардероба. Тем не менее, красные туфли не могли быть универсальным символом безудержной сексуальности, особенно (можно предположить), если для маленьких девочек было доступно пары .Кроме того, в «Можжевельнике» Гримма, когда брат воскрешается как птица, он награждает свою сестру Марлен, принося ей пару красных туфель от сапожника. Марлен представлена ​​только как добрая и добрая, и она была благодарна за подарок.

На самом деле, мне сложно исследовать важность красных туфель в Европе девятнадцатого века. Кажется, что обувь разных цветов была довольно распространена, особенно к середине 1800-х годов.

Пара красных туфель на фотографии среди других цветных туфель

Люди также ассоциируют красную шапочку Красной Шапочки со смелым и / или сексуальным подтекстом, но она явно была не единственной маленькой девочкой, носящей смелый цвет, поскольку на этой модной табличке середины девятнадцатого века указано

Обувь Дороти изменили с серебряной на красную, чтобы продемонстрировать новую цветную съемку MGM

. Рубиновые туфли House of Harry Winston, созданные из бриллиантов и рубинов к 50-летию «Волшебника страны Оз», предположительно являются самыми дорогими туфлями в мире (3 миллиона долларов) И чтобы вернуть его к отсылке к Белоснежке в начале — если вы пропустили это в первый раз, вам обязательно стоит проверить пост Джипси о раскаленных железных туфлях, в которых была вынуждена танцевать злая мачеха Белоснежки.Вот предупреждение:

Предупреждение:

Этот пост НЕ для всех.

Обсуждаются исторические методы пыток.

Пропустите это, если у вас чувствительный желудок.

Есть так много других сказок, которые касаются обуви в целом, поэтому я постарался ограничить этот пост только обсуждением красных туфель (хотя вы также можете добавить сводных сестер из Золушки — после того, как они засунули их изуродованные ноги в туфельку Золушки, струйка красная кровь подтолкнула принца к их обману). Есть мысли о символике красных туфель в сказках и / или исторические факты о красных туфлях?

Красные туфли — сказки на ночь

Это одна из лучших детских сказок « Красные туфельки ». Давным-давно в стране неподалеку жила хорошенькая девушка, у нее была одна пара деревянных туфель, до скучно простых и серых. Они повредили ее ножки, они затруднили ходьбу, но она никогда не плакала. И вот в один прекрасный день она получила коробку с самыми красивыми красными туфлями внутри.Она надела туфли и подбежала к маме, которая была очень больна. Она не снимала их ни в тот день, ни в ту ночь и думала, что никогда не снимет.

Через несколько дней умерла ее мама, и девочке было очень грустно. Одна старая толстая женщина приняла ее, дала ей новый дом и кровать. Девочка ходила в школу, чтобы учиться, читать и писать. И она пошла в церковь помолиться, но все время думала о блестящих красных туфлях, которые старуха выбросила.

красные туфли Источник изображения–> @www. diddilydeedotsdreamland.zoomshare.com

Шло время, симпатичная маленькая девочка росла, росла и росла, ее новые скучные туфли становились все маленькими и старыми, и дама взяла ее за новыми. Теперь старушка стала старше, и ее зрение ухудшилось, поэтому девушка знала, что не заметит, если туфли, которые она выбрала, будут красными.

И опять у нее были красные туфли, и снимала их только на ночь, она даже надевала их для церкви, что, конечно, было не в порядке. Она знала, что это было неуважительно, она знала, что это плохо, и она знала, что люди смотрят на нее, но все же носила их всегда, неделя за неделей — ей было наплевать.

Но однажды в воскресенье бородатый солдат ждал у дверей церкви, он что-то прошептал про туфли тщеславной девушки, и они начали танцевать на полу. Они танцевали и танцевали, она танцевала вместе, они танцевали в церкви и на улице, она не хотела, но она не могла остановиться. Она могла только надуть. Они танцевали весь день, они танцевали всю ночь, а затем они танцевали еще немного. Она была измотана, но каким-то образом сумела протанцевать к двери палача. «Снимай их, даже если тебе придется отрезать мне ноги», — кричала она от боли.

И мужчина так и сделал, но две красные туфли продолжали танцевать, усталая девушка знала, что пора идти в церковь и молиться, и молиться, и молиться. Она шла медленно, с костылями в каждой руке, она шла целый день, может и больше, но не могла войти в церковь, так как красные туфли танцевали перед дверью. Она попыталась на следующей неделе, а затем снова, но ей так и не удалось попасть внутрь, она стала горничной в доме пастора, надеясь покаяться перед смертью.

В одно воскресенье, как всегда, все пошли в церковь, но девушка осталась в своей комнате.Она молилась, как ангел появился в свете в окружении цветущих цветов. Он слышал, как она раскаивается, и знал, что это было честно, поэтому он привел сюда церковь. Девушку подняли к небу, она была счастлива увидеть свои ноги, наконец, обнаженные.

Вот краткое визуальное изображение этой сказки « Красные башмаки ». Смотрите видео-рассказ ниже,

The Red Shoes Story Видео

Сказки Андерсена Введение | Shmoop

Сказки Андерсена Введение

Все видели Disney The Little Mermaid , верно? (Если вы этого не сделали, вам, вероятно, стоит сейчас встать из-за компьютера и пойти посмотреть его, потому что … вы действительно его не видели? Например, , действительно, ? Это классика.) Некоторые из вас, наверное, знают, что Дисней не писал историю: они адаптировали ее из оригинальной сказки Ганса Христиана Андерсена и довольно сильно изменили. На самом деле, «измененный» может быть слишком мягким словом, поскольку, если не считать основ сюжета — русалочка заключает сделку с морской ведьмой, чтобы выстрелить в человеческого принца — практически все по-другому.

  • Во-первых, русалка Андерсена умирает в конце. Никаких голливудских концовок здесь нет.
  • Принц женится на другом.
  • Морская ведьма ужасно отрезает русалке язык в рамках сделки.
  • Ах да, и весь смысл русалки, пытающейся выйти замуж за принца, в первую очередь, состоит в том, чтобы проникнуться всей его вечной душой, поскольку у мер-людей нет души, и поэтому они не могут попасть на небеса.

Вы понимаете, что мы здесь имеем в виду. Андерсен написал довольно странные вещи.

Несколько других его сказок хорошо известны — «Гадкий утенок», «Снежная королева», «Новая одежда Императора» и «Стойкий оловянный солитер» приходят на ум, но вы, вероятно, никогда не слышали о них. их много.И эти сказки охватывают широкий круг тем в самых разных тонах. Наряду с сказочными размышлениями о природе религии и искусства («Маленькая спичка» и «Соловей») есть сказки, основанные на фольклоре («Маленький Мороз и Большой Клаус», «Путешественник»).

Андерсен впервые начал публиковать свои сказки в 1837 году, а к 1874 году он опубликовал 156 из них. Неплохо, а? Чувак был плодовитым, это точно. Но он не просто писал рассказы, и его целевая аудитория не ограничивалась детьми.Помимо сказок, Андерсен писал стихи, пьесы, романы, путеводители, очерки и многое другое. Он жаждал признания дома (Дания) и за рубежом — и он его получил! В итоге. Сегодня его рассказы можно прочитать более чем на ста языках.

Но на каком бы языке они ни были, в сказках Андерсена найдется что-то для всех. В них вы найдете красоту, трагедию, природу, религию, хитрость, обман, предательство, любовь, смерть, осуждение, покаяние и — иногда — счастливый конец.Это сложные сказки, но, поскольку сам Андерсен был довольно сложным, нам нравится думать, что искусство имитирует жизнь. Или что-то типа того.

Что такое сказки Андерсена и почему меня это должно волновать?

Он был просто бедным мальчиком, его никто не любил! Ганс Христиан Андерсен был сыном сапожника и неграмотной прачки. Он вырос в душераздирающей бедности. Так что стать известным писателем, который путешествовал по Европе и общался с членами королевской семьи, было для него довольно большим изменением темпа.

Андерсен стеснялся своего происхождения из низшего сословия, несмотря на свой успех. Во многих его рассказах мы видим, как он борется с идеями о богатстве, самооценке и смысле жизни. Его очень заботило, что другие думают о нем, и беспокоило то, что он подойдет, как, например, беспокойство, выраженное в «Новых нарядах императора» и «Гадком утенке».

Может быть, вы не всегда чувствуете, что вписываетесь в нее. Может быть, у вас есть видение или мечта, которую вы хотите когда-нибудь осуществить. Может показаться, что шансы не в вашу пользу (что, вероятно, неверно, если предположить, что вы не живете в The Hunger Games ).

Андерсен был неуклюжим и серьезен. Даже выходец из совершенно забитой среды, ему удалось найти свой голос и написать свои рассказы. Так что если бы он смог это осуществить, то, может быть, просто возможно, у всех нас есть надежда.

Ресурсы сказок Андерсена

Веб-сайты

Центр Ганса Христиана Андерсена
Хотите множество ссылок и ресурсов, связанных с жизнью и творчеством Андерсена? Не смотрите дальше!

Сказки Андерсена
Щелкните здесь, чтобы увидеть очаровательную короткую биографию Андерсена, подборку его рассказов и один вопрос, который будет преследовать вас всю оставшуюся жизнь: почему люди, получившие доменное имя Andersenfairytales. com сделать так мало с сайта?

Веб-сайт музея Ганса Христиана Андерсена
На этой странице есть ссылки на рассказы Андерсена на 123 разных языках. Но вам нужно выяснить, как эти языки называются в датском, чтобы перемещаться по сайту … Итак, удачного поиска в Google!

Производство фильмов или телепрограмм

Русалочка
Ага. Мы предлагаем вам прочитать версию этой сказки Андерсена, а затем пересмотреть фильм.Не говори, что мы тебя не предупреждали.

Холодное сердце
Дисней взяла «Снежную королеву» Андерсена… эээ… интересна, мягко говоря. Здесь персонаж Кай сохраняет персонажа Герды, который является заменой оригинала. И мы ожидаем, что к вечеринке присоединятся милые поющие зверюшки, потому что это , в конце концов, Disney.

Фантазия 2000
Этот фильм Диснея содержит пересказ Андерсена «Стойкий оловянный солдатик.«Проверьте это!

Ганс Христиан Андерсен
Все любят Дэнни Кея, верно? Хотя эта биография Андерсена далека от фактов, Кай крут в роли Андерсена. И мы наслаждаемся фильмом как веселым, оптимистичным переосмыслением его жизни. .

Просмотрите другие фильмы, вдохновленные Андерсеном, на imdb.com
На самом деле было много фильмов, вдохновленных сказками Андерсена, поэтому ознакомьтесь со списком IMDB о нем здесь.

Статьи и интервью

Терри Виндлинг о сказках и жизни Андерсена
Известный автор сказок Виндлинг обсуждает сказки и историю жизни Андерсена.Милая.

Дания к 200-летию со дня рождения Андерсена
Один журналист посещает родной город Андерсена Оденсе и другие части Дании на празднование двухсотлетия Андерсена в 2005 году. Би. Cen. Тенниал. Это много лет, Шмуперс.

Первая сказка Андерсена?
«Сальная свеча», рассказ, который, как полагают, был написан Андерсеном, когда он был еще школьником, был найден в архиве в 2012 году. Кто не любит хорошие детективы? (Или, в данном случае, кто это написал?)

Видео

Смерть и мать
Эта 10-минутная адаптация сказки Андерсена «История матери» навязчиво красива. Forreals.

Отрывки из танцев «Снежная королева» и «Красные туфли»
Сказки Андерсена вдохновили танцоров-экспериментаторов на создание всевозможных адаптаций. В этом трейлере шоу под названием Musée des Femmes представлены отрывки Карен из «Красных туфель» (она вся в красном) и Снежной королевы (в белом платье с высоким воротником). Довольно круто и причудливо. И то и другое.

Ролик из фильма 1948 года Красные туфли
Оставайтесь с нами: это фильм, про балет, про сказку.Ага. С некоторыми действительно красивыми танцами, кстати.

До-диснеевское аниме «Русалочка»
Хотите посмотреть живые кадры из Дании 1970-х, за которыми следует японское аниме по «Русалочке»? Это для тебя!

Аудио

NPR Освещение двухсотлетия Андерсена в Дании
Обсуждение недельного фестиваля сказок в Дании в честь Андерсена. А кто не любит NPR?

Адаптация Грегори Магуайра «Маленькая девочка-спичка» для NPR
Послушайте этот вариант «Девочки-спички» Андерсена в рождественском радио-выпуске.

Изображения

Статуя Ганса Христиана Андерсена в Центральном парке
Посмотрите на книгу, которую он держит на коленях. Это ууууууе!

Статуя Русалочки в Копенгагене
Поверьте, вы видели это раньше, даже если никогда не были в Копенгагене. Это очень популярно.

Международная галерея искусства, вдохновленного Андерсеном
Некоторые из них довольно странные.

Стипендия

Ганс Христиан Андерсен: непонятый рассказчик
Хотите покопаться в пикантных цитатах из дневников и писем Андерсена? Эта книга сказочника Джека Зайпса содержит массу информации о жизни и сказках Андерсена.

Зачарованный экран: неизвестная история сказочных фильмов
Еще молнии для победы. Глава об адаптации Андерсена в кино содержит множество классных примеров вычурных европейских фильмов, основанных на которых вы, вероятно, никогда не слышали … но теперь вы сможете произвести впечатление на своих друзей, зная о них все!

Аннотированный Ганс Христиан Андерсен
Сказочный ученый Мария Татар представляет подборку сказок Андерсена вместе с аннотациями, исследующими социальный контекст, из которого складываются сказки.Что действительно круто.

Список сказок

А

Б

С

D

E

F

G

H

я

Дж

К

л

м

N

O

квартал

R

S

  • Дерзкий мальчик,
  • Второе путешествие Синдбада-моряка,
  • Семь воронов,
  • Седьмое путешествие Моряка Синдбада,
  • Поющая кость,
  • Пение, Парящий жаворонок,
  • Шесть лебедей,
  • Шестое путешествие Синдбада-моряка,
  • Спящая красавица
  • Тень,
  • Обувь удачи,
  • Снеговик,
  • Снежная королева,
  • Белоснежка и семь гномов
  • Говорите со своим маленьким мальчиком грубо
  • История юноши,
  • История лжепринца,
  • История королевского сына,
  • Сладкая каша
  • Милая Роланд
  • Свинопас,

т

  • Сказка о мертвой принцессе,
  • Сказка о золотом петушке,
  • Сказка о царе Салтане,
  • Третье путешествие Синдбада-моряка,
  • Три брата,
  • Три языка,
  • Три человечка в лесу,
  • Три змеиных листа,
  • Три спиннера,
  • Дюймовочка
  • Палец
  • Tinder-Box,
  • Жабы и бриллианты
  • Путешественник,
  • Двенадцать братьев,
  • Двенадцать охотников,
  • Два брата,
  • Два путешественника,

U

В

Вт

Я


Наслаждайтесь чтением общественных историй для детей из нашего списка классических сказок .
Нажмите кнопку «Назад» в браузере, чтобы вернуться к этому списку известных сказок .
Найдите здесь список известных сказочников.

Читай сказки онлайн
Развлекайся!

Почему Папа носит красные туфли

… и почему Папа Франциск решил не носить их.

Возможно, многие вспоминают Папу Иоанна Павла II с его красными туфлями или задаются вопросом, почему Папа Франциск их не носит. Но знаете ли вы, что эта обувь такая же древняя, как сама Церковь? Или они имеют очень важное значение?

Перед тем, как начать с истории, мы должны уточнить, что большинство пап носили три типа обуви: красные шелковые туфли внутри Ватикана, епископские сандалии для богослужений (до 1969 года) в соответствии с литургическими цветами и красные кожаные туфли снаружи. . Именно о последнем мы сегодня и говорим.

Красные туфли связаны с властью, и не только внутри Церкви.Доримские этрусские короли носили их как символ статуса, потому что красный (который они называли «королевским пурпуром») был дорогостоящим красителем, полученным из редких морских улиток. Римские императоры продолжили традицию ношения красной обуви, указывающей на высокий статус. Их носили и великие аристократы.

Shutterstock-jorisvo

Их носили и церковники. Красный цвет использовался не только для обуви Папы, но и для всего его облачения, хотя он стал белым с Папой Пием V в середине 16 века, так как он был доминиканцем.Красный цвет символизировал как мирскую власть Папы, так и Страсти Христовы. Он также символизировал покорность Папы Христу, любовь Бога к человечеству и память всех мучеников, отдавших свои жизни за Христа.

Рассмотрим уличную обувь поближе. Они сделаны из красной кожи (большинство из них из Марокко), и раньше на них был вышитый золотом крест. После 1958 года Папа Иоанн XXIII добавил золотые подковы, которые сделали их более похожими на туфли, которые епископы носили за пределами Рима.

Дитер Филиппи (CC BY-SA 3.0)

Папа Павел VI попросил удалить сложный крест и отменил обычай целовать ноги понтифика. Он также снял пряжки со всей церковной обуви и решил не использовать шелковые тапочки в Ватикане.

Однако последовавшие за ним папы вернулись к красной обуви, и некоторые даже были похоронены с ними: например, Павел VI, Иоанн Павел I и Иоанн Павел II. На какое-то время Иоанн Павел II отказался от ярко-красного в пользу более бордового тона с более простым видом; Однако Папа Бенедикт XVI вернулся к ярко-красным ботинкам, сделанным его собственным сапожником Адриано Стефанелли.

Shutterstock-Eugenio Marongiu

Папа Франциск решил носить красное только в помещении и выбрал черные уличные туфли, которые он всегда носил — и с которыми он прибыл в Ватикан — в знак смирения и строгости. Их делает сапожник Карлос Самария, которым он пользуется более 40 лет.

Между тем, папская моцетта и накидка — это несколько частей папских облачений, которые все еще красные, символ приближающегося празднования Пятидесятницы.

Переведено с испанского Патрисией Бейли




Подробнее:
Новый документ Папы о святости: Gaudete et Exultate в 15 ключевых словах

Платья | MoriDB — База данных предметов New Leaf для животных Crossing

Любая категория Аксессуары Изобразительное искусство Надувные шары Низ Ошибки Платья Рыба Напольное покрытие Цветы Окаменелости Фрукты Мебель Гироиды Шляпы Грибы Музыка Руда Ракушки обувь Носки Канцелярские товары инструменты Топы Деревья Зонтики Юзабели Обои на стену Гидрокостюмы

Поиск

Больше

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.