Стихотворение autumn: Детские стихи на английском языке об осени с переводом. (Kids poems about autumn with Russian translation)

Автор: | 21.11.2019

Содержание

Детские стихи на английском языке об осени с переводом. (Kids poems about autumn with Russian translation)

Видя постоянный интерес читателей к детским стихам на английском языке, я решила продолжить эту серию статей. Сейчас я предлагаю подборку стихов об осени, к каждому стихотворению даю построчный дословный перевод для тех родителей, которые не очень хорошо знают английский. Стихи предназначены младшим школьникам, которые только начали изучать английский. Остальные статьи со стихами вы можете найти в разделе Карта сайта.

Autumn                                              

The green leaves are turning
To yellow, red and brown
And when the wind comes whistling by,
They’ll all come sailing down.

Осень

Зеленые листья становятся
Желтыми, красными и коричневыми.
И когда ветер пролетает свистя,
Они все падают вниз.

September                          

September is a time
Of beginning for all,
Beginning of school
Beginning of fall.

Сентябрь


Сентябрь — это время
Начала всего.
Начала занятий в школе,
Начала осени.

Off to school

We go together
In September’s
Sunny weather.

В школу
Мы идем вместе
В сентябрьскую
Солнечную погоду.

A Little Elf 

A little elf
Sat in a tree
Painting leaves
To throw at me.

Leaves of yellow
And leaves of red
Came tumbling down
About my head.

Маленький эльф.

Маленький эльф
Сидел на дереве,
Раскрашивая листья,
Чтобы бросать в меня.

Желтые листья
И красные листья
Падали мне на голову.


The Leaves of the Trees   


(to the tune of «The Wheels on the Bus»)

The leaves of the trees turn orange and red
orange and red, orange and red
The leaves of the trees turn orange and red
All through the town.

The leaves of the trees come tumbling down
tumbling down, tumbling down
The leaves of the trees come tumbling down

All through the town.

The leaves on the ground go swish, swish, swish
Swish, swish, swish, swish, swish, swish,
The leaves on the ground go swish, swish, swish
All through the town.

Irmgard Guertges


Листья деревьев
(можно петь под мелодию «Weels of the bus»)

Листья на деревьях становятся оранжевыми и красными,
Оранжевыми и красными, оранжевыми и красными.
Листья на деревьях становятся оранжевыми и красными
По всему городу.

Листья на деревьях падают вниз,
Падают вниз, падают вниз.
Листья на деревьях падают вниз
По всему городу.

Листья на земле шуршат, шуршат,
Шуршат, шуршат.
Листья на земле шуршат, шуршат
По всему городу.



October

October’s the month
When the smallest breeze

Gives us a shower
Of autumn leaves.
Bonfires and pumpkins,
Leaves sailing down —
October is red
And golden and brown.

Октябрь.

Октябрь — это месяц,
Когда даже самый маленький ветерок
Осыпает на нас дождь
Осенних листьев.
Костры и тыквы,
Падающие листья —
Октябрь красный,
Золотой и коричневый.

November 

No sunshine, lots of rain,
No warm days, snow again!
No bugs or bees
No leaves on trees.
You must remember
This is NOvember!

Ноябрь

Нет солнечного света, много дождя,
Нет теплых дней, снова снег!
Нет жуков или пчел,
Нет листьев на деревьях.
Ты должен запомнить — это ноябрь!

Autumn Bird Song

Over the housetops,
Over the trees,

Winging their way
In a stiff fall breeze.

A flock of birds
Is flying along
Southward, for winter,
Singing a song.

Singing a song
They all like to sing,
«We’ll see you again
When it’s spring, spring, spring.»

Осенняя песня птиц

Над домами,
Над деревьями,
Прокладывая путь
На холодном осеннем ветру

Стая птиц
Пролетает мимо
На юг и зиме
Поет песню.

Поет песню,
Они все любят петь,
«Мы увидим вас снова,
Когда будет весна, весна, весна!»

Poem about an Autumn — Стих об осени

It’s autumn time inside me, as I feel.

It’s cool and lucid, and I see quite clearly, although I’m sad,

I am not despaired, really, and

I am filled with patience and good will.

Внутри меня осенняя пора.

Внутри меня прозрачно прохладно,

и мне печально и, но не безотрадно,

и полон я смиренья и добра.

And if , at times, I do get wild indeed,

I do it when I fade and leave my foliage, and then

I come to sad and simple knowledge that rage

and rampage isn’t what we need.

А если я бушую иногда. то это я бушую,

облетая, и мысль приходит, грустная,

простая, что бушевать —

не главная нужда.

But what we really need is just a chance

to see the raging world and our own selves

in all the bareness of autumn spells,

when we can see all through, at once.

А главная нужда — чтоб удалось себя

и мир борьбы и потрясений увидеть

в обнаженности осенней,

когда и ты и мир видны насквозь.

Enlightenment is the child of peace and calm.

So never mind if we don’t rage and riot.

We’d better shuffle off all wrangles and keep

quiet in order that we see new foliage come.

Прозренья — это дети тишины.

Не страшно, если шумно не бушуем.

Спокойно сбросить все, что было шумом,

во имя новых листьев мы должны.

Something has happened to me, for I trust

and I rely exclusively on silence

where leaves pile on the ground, tired of violence,

and turn, inaudibly, to earth and dust.

Случилось что-то, видимо, со мной,

и лишь на тишину я полагаюсь,

где листья, друг на друга налагаясь,

неслышимо становятся землей.

Then you see all, like from a mountain bed,

when you can drop your foliage duly,

and when your inner autumn gently, coolly,

will put its airy palpi on your head.

И видишь все, как с некой высоты,

когда сумеешь к сроку листья сбросить,

когда бесстрастно внутренняя

осень кладет на лоб воздушные персты.

А вы знали, что в английском языке два слова «осень»? — Skyeng Magazine

Словарь Merriam-Webster опубликовал небольшую статью, где рассказал, почему в английском осень можно назвать двумя словами: autumn или fall. Оба слова имеют британское происхождение. Впрочем, американцам почему-то больше полюбилось fall. Мы пересказываем основные тезисы из этого материала.

Оба слова уже давно закрепились в английском языке, но любители классического британского диалекта не особо жалуют слово fall. Автор заметки — американец, и вот как иронично он описывает противостояние между двумя словами:

«The trees are turning; the weather’s getting cooler; Pumpkin Spice Lattes are back—it’s fall! No, that one friend who cares deeply about English tells you: it’s autumn»

(«Деревья преображаются, становится холоднее, тыквенный пряный латте возвращается — это называется fall! Нет, этот друг, который глубоко переживает из-за английского языка, говорит вам: это autumn!»).

Исторически autumn более древнее слово. Оно пришло в английский примерно 700 лет назад — от латинского слова autumnus. До этого осенний сезон называли harvest, и это было неудобно: точно таким же словом обозначали (и до сих пор обозначают) урожай. Именно поэтому autumn очень быстро стало распространяться. Кстати, русская «осень» никакого отношения к autumn, несмотря на созвучие, не имеет. Наша «осень» — из праславянского языка.

Со временем британские поэты стали называть осень сочетанием the fall of leaves («падение листьев»), что в итоге к XVI веку сократилось до простого fall. То есть слово fall в значении «осень» младше на пару сотен лет. А в словарь его впервые добавили еще позже — в 1755 году.

Когда Англия начала активно захватывать новые земли и основывать свои колонии, оба слова тоже стали распространяться по миру. В том числе они вместе дошли до Нового Света. Но потом разница между языками начала увеличиваться: американцы не так часто контактировали с британцами, да и вообще стремились к национальной идентичности.

Все это привело к тому, что в Северной Америке стали чаще использовать слово fall, а в Англии — autumn. В 1816 году американский лексикограф Джон Пикеринг указывал на это в своих исследованиях. Он включил слово fall в сборник слов, которые характерны именно для США.

Впрочем, британцы тоже не гнушаются словом fall. Но, как правило, чаще они используют его в сочетаниях с определенными словами — например, «spring and fall» («весна и осень»). У британского поэта Джерарда Хопкинса есть одноименное стихотворение.

Как и любой язык, английский очень активно развивается. Недавно мы рассказывали, что оксфордский словарь добавил больше 1400 новых слов.

Держите руку на пульсе и учите язык вместе с онлайн-школой английского Skyeng: преподаватели всегда знают об актуальных словах и выражениях.

Записаться на бесплатный урок

К осени — To Autumn

Поэма английского поэта-романтика Джона Китса

Иллюстрация к «Осени» Уильяма Джеймса Нитби, из «Дня с Китсом» , 1899 г.

« Осенью » — стихотворение английского поэта- романтика Джона Китса (31 октября 1795 г. — 23 февраля 1821 г.). Произведение было написано 19 сентября 1819 года и опубликовано в 1820 году в сборнике стихов Китса, в который вошли « Ламия» и «Канун Святой Агнессы» . «Осенью» — заключительное произведение в группе стихотворений Китса «Оды 1819» . Хотя личные проблемы оставляли ему мало времени, чтобы посвятить себя поэзии в 1819 году, он написал «Осенью» после прогулки возле Винчестера. одним осенним вечером. Работа знаменует конец его поэтической карьеры, так как ему нужно было зарабатывать деньги и он больше не мог посвятить себя образу жизни поэта.

Спустя чуть больше года после публикации «Осени» Китс умер в Риме .

Стихотворение состоит из трех строф из одиннадцати строк, которые описывают развитие в течение сезона, от позднего созревания урожая до урожая и до последних дней осени, когда приближается зима. Образ богато достигается за счет олицетворения осени и описания ее щедрости, ее видов и звуков. У него есть параллели с работами английских пейзажистов: сам Китс описывает поля, которые он видел на своей прогулке, как передающие тепло «некоторых картин».

Произведение было интерпретировано как размышление о смерти; как аллегория художественного творчества; как ответ Китса на резню в Петерлоо , произошедшую в том же году; и как выражение националистических настроений. Одно из самых антологизированных английских лирических стихотворений «To Autumn» было расценено критиками как одно из самых совершенных коротких стихотворений на английском языке.

Фон

Эскиз Китса Чарльза Брауна, август 1819 г. , за месяц до композиции «Осенью»

Весной 1819 года Китс написал множество своих главных од: « Ода греческой урне », « Ода праздности », « Ода меланхолии », « Ода соловью » и « Ода Психее ». После мая он начал заниматься другими формами поэзии, включая стихотворную трагедию Отона Великого в сотрудничестве с другом и соседом по комнате Чарльзом Брауном, второй половиной Ламии и возвращением к его незаконченному эпосу « Гиперион» . Его усилия с весны до осени были полностью посвящены карьере поэта, он чередовал длинные и короткие стихи и ставил себе цель сочинять более пятидесяти стихов каждый день. В свободное время он читал работу столь же разнообразен , как Роберт Бертон «s Анатомия меланхолии , Чаттертон » поэзия s, и Leigh Hunt очерки «s.

Хотя Китсу удалось написать много стихотворений в 1819 году, в течение года он страдал от множества финансовых проблем, включая беспокойство за своего брата Джорджа, который после эмиграции в Америку остро нуждался в деньгах. Несмотря на эти отвлечения, 19 сентября 1819 года он нашел время написать «Осенью». Поэма знаменует заключительный момент его карьеры поэта. Больше не имея возможности посвящать свое время сочинению стихов, он начал работать над более прибыльными проектами. Ухудшающееся здоровье Китса и его личные обязанности также препятствовали его продолжающимся поэтическим усилиям.

19 сентября 1819 года Китс шел недалеко от Винчестера вдоль реки Итчен . В письме своему другу Джону Гамильтону Рейнольдсу, написанному 21 сентября, Китс описал впечатление, которое эта сцена произвела на него, и ее влияние на композицию «To Autumn»: «Какое прекрасное время года сейчас — Как прекрасен воздух. умеренная резкость в нем […] Я никогда не любил стерню так сильно, как сейчас […] Почему-то ровная щетина выглядит теплой — так же, как некоторые фотографии выглядят теплыми — это так поразило меня в мое воскресенье ходи, которую я сочинил на ней «. Не все, что у Китса было на уме в то время, было светлым; в сентябре поэт знал, что ему придется окончательно покинуть Гиперион . Таким образом, в письме, которое он написал Рейнольдсу, Китс также включил примечание о том, что он отказался от своего длинного стихотворения. Китс не послал «Осенью» Рейнольдсу, но включил стихотворение в письмо Ричарду Вудхаузу, своему издателю и другу, и датировал его тем же днем.

Поэма была отредактирована и включена в сборник стихов Китса 1820 года под названием « Ламия», «Изабелла», «Канун Святой Агнессы» и «Другие стихи» . Хотя издатели Тейлор и Хесси опасались плохих рецензий, которые преследовали Китс издание 1818 года Endymion , они были готовы опубликовать сборник после удаления любых потенциально спорных стихов, чтобы гарантировать отсутствие политически мотивированных рецензий, которые могли бы дать толкование. том с плохой репутацией.

Стих

Копия рукописи «Осени» стр. 1 Копия рукописи «Осени» стр. 2

Сезон туманов и мягкого плодородия,
    Близкий закадычный друг созревающего солнца;
Сговорившись с ним, как загрузить и благословить
    плодами виноградные лозы, опоясывающие соломенные скалы;
Чтобы согнуть яблоками замшелые кусты,
    И все плоды наполнить спелостью до сердцевины;
        Чтобы тыква набухла, а скорлупа лещины налилась
    сладкой косточкой; Чтобы дать больше бутонов,
И еще больше, более поздние цветы для пчел,
Пока они не подумают, что теплые дни никогда не
        кончатся , Ибо Летом их липкие клетки наполнились до краев.

Кто не видел тебя часто среди твоих лавок?
    Иногда тот, кто ищет заграницу, может найти
Тебя беззаботно сидящим на полу амбара,
    Твои волосы мягко подняты ветром;
Или на полужатой борозде крепким сном,
    Drows’d с дымом маков, в то время как твой крючок
        Пощадит следующий валок и все его переплетенные цветы:
И иногда, как собиратель, ты держишь
    свою нагруженную голову через ручей;
    Или с помощью пресса, терпеливо глядя,
        Ты час за часом следишь за последними выделениями.

Где песни весны? Да где они?
    Не думай о них, у тебя тоже есть твоя музыка, —
В то время как закрытые облака цветут мягкий умирающий день
    И коснутся солончаков с розовым оттенком;
Затем в стенающем хоре рыдают комары
    Среди речных ил, поднимаемых вверх
        Или тонущих, когда легкий ветер живет или умирает;
И взрослые ягнята громко блеют с холмистой местности;
    Поют хедж-сверчки; и теперь с тройным мягким
    свистом красной груди с огорода;
        И собирающиеся ласточки щебечут в небе.

Темы

«Осенью» в трех строфах описываются три различных аспекта сезона: его плодородие, труд и окончательный упадок. В строфах происходит переход от ранней осени до середины осени, а затем — к предзнаменованию зимы. Параллельно с этим в стихотворении изображен день, переходящий из утра в полдень и в сумерки. Эти прогрессии сочетаются с переходом от осязательного восприятия к восприятию зрения, а затем и звука, создавая трехчастную симметрию, которой нет в других одах Китса.

По мере развития стихотворения Осень метафорически представлена как тот, кто замышляет заговор, кто созревает, кто собирает урожай, кто сочиняет музыку. Первая строфа поэмы изображает Осень как вовлеченную в продвижение естественных процессов, рост и окончательное созревание, две силы, противостоящие в природе, но вместе создающие впечатление, что сезон не закончится. В этой строфе плоды еще созревают, а бутоны раскрываются в теплую погоду. Стюарт Сперри говорит, что Китс подчеркивает здесь тактильное чувство, предполагаемое образами роста и мягких движений: отек, сгибание и пухлость.

Урожайное поле, Хэмпшир

Во второй строфе Осень олицетворяется как комбайн, который зритель видит в различных обличьях, выполняя рабочие задания, необходимые для обеспечения продовольствием на следующий год. Нет определенного действия, все движения мягкие. Осень изображается не как сбор урожая, а как сидящая, отдыхающая или наблюдающая. В строках 14–15 олицетворение осени — измученный труженик. Ближе к концу строфы устойчивость собирателя в строках 19–20 снова подчеркивает неподвижность в стихотворении. Движение в течение дня проявляется в действиях, которые все напоминают сонливость полудня: собранное зерно просеивается, комбайн спит или возвращается домой, последние капли выходят из сидрового пресса.

Последняя строфа противопоставляет звуки осени и весны. Здесь представлены не только звуки осени, но и нежные звуки вечера. В сумерках рыдают мошки и блеют ягнята. По мере того, как ночь приближается в последние моменты песни, смерть медленно приближается к концу года. Взрослых ягнят, таких как виноград, тыквы и фундук, собирают на зиму. Щебечущие ласточки собираются к отъезду, оставляя поля голыми. Свист красной грудки и щебетание сверчка — обычные звуки зимы. Ссылки на весну, растущих ягнят и перелетных ласточек напоминают читателю, что времена года — это цикл, расширяя сферу действия этой строфы от одного сезона до жизни в целом.

Из всех стихотворений Китса «Осенью» с ее каталогом конкретных образов наиболее точно описывается рай, воплощенный на земле, но при этом акцентируется внимание на архетипических символах, связанных с сезоном. В поэме осень представляет собой рост, созревание и, наконец, приближающуюся смерть. Между идеальным и реальным существует полное единство.

Ученые отметили ряд литературных влияний на «Осенью», от « Георгиков Вергилия » до «Песни изменчивости» Эдмунда Спенсера , языка Томаса Чаттертона, « Мороза в полночь » Сэмюэля Тейлора Кольриджа и до эссе Ли Ханта об осени, которое Китс недавно прочитал.

«Осени» тематически связана с другими одами, написанными Китсом в 1819 году. Например, в его «Оде к меланхолии» главная тема — принятие процесса жизни. Однако, когда эта тема появляется позже в «Осени», она становится иной. На этот раз фигура поэта исчезает, и воображаемого читателя нет наставлений. Нет открытых конфликтов, «отсутствуют драматические дебаты, протест и квалификация». В процессе существует гармония между окончательностью смерти и намёками на обновление жизни в цикле сезонов, параллельно с обновлением одного дня.

Критики склонны подчеркивать различные аспекты этого процесса. Некоторые сосредоточились на обновлении; Уолтер Джексон Бейт указывает на тему каждой строфы, включая «противоположную» идею, где смерть подразумевает, хотя и лишь косвенно, обновление жизни. Кроме того, как отметили Бейт и Дженнифер Вагнер, структура стиха усиливает ощущение грядущего; размещение куплета перед концом каждой строфы создает ощущение приостановки, подчеркивая тему продолжения.

Другие, как Гарольд Блум , подчеркивали «истощенный пейзаж», завершенность, окончательность смерти, хотя «Зима спускается сюда, как человек может надеяться умереть, с естественной сладостью». Если смерть сама по себе окончательна, то здесь она приходит с легкостью, мягкостью, также указывая на «принятие процесса за пределами возможности печали». Прогресс роста больше не нужен; созревание завершено, и жизнь и смерть находятся в гармонии. Богатое описание цикла времен года позволяет читателю почувствовать свою принадлежность «к чему-то большему, чем я», как выражается Джеймс О’Рурк, но цикл заканчивается каждый год, аналогично окончанию одиночной жизни. . О’Рурк предполагает, что в конце стихотворения неявно подразумевается что-то от страха перед этим концом, хотя, в отличие от других великих од, в этом стихотворении личность поэта полностью погружена в воду, так что в лучшем случае есть слабый намек. возможного страха Китса.

По словам Хелен Вендлер , «Осени» можно рассматривать как аллегорию художественного творчества. Как фермер перерабатывает плоды почвы в то, что поддерживает человеческое тело, так художник превращает жизненный опыт в символическую структуру, которая может поддерживать человеческий дух. Этот процесс включает в себя элемент самопожертвования художника, аналогичный тому, как живое зерно приносится в жертву для потребления человеком. В «To Autumn» в результате этого процесса «ритмы» собирающей урожай «художницы-богини» «пронизывают весь мир, пока все визуальное, тактильное и кинетическое присутствие не преобразуется в аполлоническую музыку для уха», звучит само стихотворение.

В эссе 1979 года Джером МакГанн утверждал, что, хотя на поэму косвенно повлияли исторические события, Китс сознательно проигнорировал политический ландшафт 1819 года. Противодействуя этой точке зрения, Эндрю Беннетт, Николас Роу и другие сосредоточились на том, что, по их мнению, было политическими намеками на самом деле. в стихотворении Роу доказывает прямую связь с резней в Петерлоо 1819 года. Позже Пол Фрай выступил против позиции МакГанна , указав: «Вряд ли уместно сказать, что« To Autumn », следовательно, является уклонением от социального насилия, когда это настолько очевидная встреча со смертью […], что это не политически закодированный побег от истории, отражающий насильственное предательство […] радикализма его автора. МакГанн думает спасти Китса от обвинения в политической наивности, сказав что он был радикально запуганным квиетизмом «.

Совсем недавно, в 2012 году, конкретное вероятное местоположение кукурузного поля, которое вдохновило Китса, обсуждалось в статье Ричарда Маргграфа Терли , Джейн Арчер и Говарда Томаса, основанной на новых архивных свидетельствах. Традиционно считалось, что заливные луга к югу от Винчестера, по которым Китс совершал ежедневные неторопливые прогулки, являлись источниками видов и звуков его оды. Маргграф Терли, Арчер и Томас утверждают, что эта ода была более непосредственно вдохновлена ​​визитом Китса на холм Святого Джайлса — место нового кукурузного поля — на восточной оконечности рыночного города. Земля, которая раньше была рощицей, недавно была передана под производство продуктов питания, чтобы воспользоваться высокими ценами на хлеб. Авторы утверждают, что эта новая топография позволяет нам увидеть ранее неожиданные аспекты взаимодействия Китса с современной политикой, в частности, в том, что касается управления производством и поставками продуктов питания, заработной платой и производительностью.

В своем исследовании 1999 года о влиянии болезней и климата колоний на британскую литературу, Алан Бьюэлл прочитал «пейзаж« Осени » » как «своего рода биомедицинскую аллегорию возникновения английского климатического пространства за его пределами. опасные географические альтернативы ». Колониальное влияние Британии за предыдущие полтора столетия подвергло метрополию иностранным болезням и осознанию опасностей экстремального тропического климата. Китс, получивший медицинское образование, сам страдавший хроническим заболеванием и находившийся под влиянием, как и его современники, «колониального медицинского дискурса», глубоко осознавал эту угрозу.

По словам Бьюэлла, пейзаж «Осени» представляет умеренный климат сельской Англии как здоровую альтернативу зараженной болезнями чужой среде. Хотя «липкий» аспект «лихорадки», чрезмерная спелость, связанная с тропическим климатом, вторгаются в стихотворение, эти элементы, менее заметные, чем в более ранних стихах Китса, уравновешиваются сухим, свежим осенним воздухом сельской Англии. Представляя сугубо английские элементы этой среды, Китс также находился под влиянием современного поэта и эссеиста Ли Ханта, который недавно написал о приходе осени с ее «миграцией птиц», «собранным урожаем», «сайдером [… ] создание »и миграция« ласточек », а также английская пейзажная живопись и« чистая »английская идиома поэзии Томаса Чаттертона.

В «Осени», утверждает Бьюэлл, Китс одновременно озвучивал «очень личное выражение стремления к здоровью» и строил «миф о национальной среде». Этот «политический» элемент стихотворения, указывает Бьюэлл, также был предложен Джеффри Хартманом , который изложил взгляд на «Осенью» как на «идеологическую поэму, форма которой выражает национальную идею».

Томас МакФарланд, с другой стороны, в 2000 году предостерег от чрезмерного акцента на «политических, социальных или исторических прочтениях» стихотворения, которые отвлекают от его «совершенной поверхности и расцвета». Самым важным в «To Autumn» является концентрация образов и аллюзий в воскрешении природы, передавая «взаимопроникновение живого и умирающего, как это заложено в самой природе осени».

Структура

«Осенью» — это стихотворение из трех строф, по одиннадцати строк в каждой. Как и другие оды Китса , написанных в 1819 году, структура является то , что из Одаль гимна , имеющая три четко определенных участков , соответствующих Classical отделений строфы , антистрофы и epode . Строфы отличаются от других од за счет использования одиннадцати строчек, а не десяти, и перед заключительной строкой каждой строфы помещается куплет .

В «To Autumn» используются поэтические приемы, которые Китс усовершенствовал в пяти стихотворениях, написанных весной того же года, но в некоторых аспектах они отходят от них, обходясь без рассказчика и имея дело с более конкретными концепциями. В «Осени» нет драматического движения, как во многих более ранних стихотворениях; стихотворение прогрессирует в своем фокусе, показывая небольшие изменения в объектах, на которых оно сосредоточено. По словам Уолтера Джексона Бэйта, существует «союз процесса и застоя», «энергия, захваченная в состоянии покоя», эффект, который сам Китс назвал «остановкой». В начале третьей строфы он использует драматический прием Ubi sunt, связанный с чувством меланхолии, и спрашивает персонифицированного субъекта: «Где песни весны?»

Как и другие оды, «Осени» написана ямбическим пентаметром (но сильно измененным с самого начала) с пятью ударными слогами в строке, каждому из которых обычно предшествует безударный слог. Китс изменяет эту форму с помощью инверсии Августа, иногда используя ударный слог, за которым следует безударный слог в начале строки, включая первый: «Сезон тумана и мягкого плодородия» ; и использование спондов, в которых два ударных слога помещаются вместе в начале обеих следующих строф, делая акцент на задаваемых вопросах: «Кто тебя не видел . ..» , «Где песни …?»

Рифмы из «к осени» следует образцу исходного каждую строфу с рисунком ABAB , за которым следует рифмы схеме из CDEDCCE в первом стихе и CDECDDE во второй и третьей строфах. В каждом случае перед последней строкой стоит куплет. Некоторые из формулировок «Осени» напоминают фразы из более ранних стихотворений, имеющих сходство с « Эндимионом» , « Сон и поэзия» и « Калидор» . Китс обычно использует односложные слова, такие как «… как наполнить и благословить плодами виноградные лозы, опоясывающие соломенные деревья». Слова подчеркнуты ударением двухгубных согласных (b, m, p) с такими строками, как «… ибо Лето наполнило свои липкие клетки полями». Также делается упор на долгие гласные, которые управляют течением стихотворения, придавая ему медленный размеренный темп: «… в то время как решетчатые облака цветут, мягкий умирающий день» .

Между рукописной версией и опубликованной версией «Осени» Китс подтянул язык стихотворения. Одним из изменений Китса, подчеркнутых критиками, является изменение в строке 17 «Drows’d с красными маками» на «Drows’d с дымом маков», в котором подчеркивается обоняние, а не зрение. Позже издание полагается больше на пассивном , причастия прошедшего времени , как видны в изменении « В то время как золото облако» в линии 25 « В то время как зарешеченное облако». Другие изменения включают усиление фраз, особенно в рамках преобразования фразы в строке 13 «кто ищет тебя, может найти» в «кто ищет за границей, тот может найти». Многие строки второй строфы были полностью переписаны, особенно те, которые не укладывались в схему рифм. Некоторые из незначительных изменений касались добавления знаков препинания, отсутствующих в исходной копии рукописи, и изменения заглавных букв.

Критический прием

Критики и ученые единодушно признали «To Autumn» одним из самых совершенных стихотворений на английском языке. А. С. Суинберн поместил ее в «Оду на греческую урну» как «ближайшую к абсолютному совершенству» од Китса; Эйлин Уорд назвала его «самым совершенным и спокойным стихотворением Китса»; и Дуглас Буш заявил, что стихотворение «безупречно по структуре, фактуре, тону и ритму»; Уолтер Эверт в 1965 году заявил, что «Осенью» — это «единственное совершенное стихотворение, которое когда-либо было написано Китсом, и если это, кажется, отнимает у него некоторую долю признательности за его необычайное обогащение английской поэтической традиции, я бы быстро добавил: что я думаю об абсолютном совершенстве целых стихотворений, в которых каждая часть полностью уместна и согласована по действию с любой другой частью ».

Ранние рецензии на «Осенью» были посвящены ей как части сборника стихов Китса « Ламия», «Изабелла», «Канун Святой Агнессы» и «Другие стихотворения» . Анонимный критик в « Ежемесячном обозрении за июль 1820 года » утверждал, что «этот писатель очень богат как воображением, так и фантазией; и даже изобилие последней способности проявляется в его строках« Осенью », которые еще больше раскрывают реальность природы перед нашими глазами. глаза, чем почти любое описание, которое мы помним. […] Если бы мы не опасались, что, несмотря на молодость г-на К., его особенности зафиксированы вне всяких возможностей критики, чтобы их устранить, мы бы посоветовали ему стать несколько менее ярким оригинальность, — меньше любить глупость слишком новых или слишком старых фраз, — и верить, что поэзия не состоит ни в том, ни в другом ». Джозия Кондер в сентябрьском 1820 году « Eclectic Review» упоминал: «Естественно, сначала обращаются к более коротким пьесам, чтобы почувствовать вкус поэзии. Следующая ода Осени не является неблагоприятным образцом». Анонимный рецензент в журнале «Эдинбург» за октябрь 1820 года добавил к обсуждению некоторых из длинных стихотворений Китса запоздалую мысль о том, что «ода« Фантазии »и ода« Осени »также имеют большое значение».

Хотя после смерти Китса признание достоинств его поэзии происходило медленно, к середине века, несмотря на широко распространенное викторианское неодобрение предполагаемой «слабости» его персонажа и часто высказываемое мнение, «что работы Китса представляют собой простую чувственность без содержания», некоторые его стихи стали находить признательную аудиторию, в том числе «Осенью». В эссе о поэзии Китса, опубликованном в 1844 году в Dumfries Herald , Джордж Гилфиллиан поместил «Осенью» в число «лучших из небольших произведений Китса». В лекции 1851 года Дэвид Макбет Мойр провозгласил «четыре изысканных оды -« Соловью »,« Греческой урне »,« Меланхолии »и« Осени »- все они настолько полны глубоких мыслей, так живописны в своей жизни. их лимнинг, и такой многозначительный «. В 1865 году Мэтью Арнольд выделил «неизмеримую тонкость, очарование и совершенство […] [прикосновения] Китса в его« Осени »». Джон Деннис в произведении 1883 года о великих поэтах писал, что «« Ода осени », наполненная славой сезона, которую она описывает, должна когда-либо занять место среди самых драгоценных жемчужин лирической поэзии». «Британика» 1888 года провозгласила: «Из этих [од], возможно, две наиболее близкие к абсолютному совершенству, к победному достижению и достижению высочайшей красоты, возможной для человеческих слов, это может быть осень и песня на греческой урне».

На рубеже 20-го века в анализе великой поэзии, проведенном в 1904 году Стивеном Гвинном, утверждалось, что «прежде всего [из стихов Китса] находятся три оды: Соловью , Греческой урне и Осени . критика вряд ли может выбрать; в каждом из них, кажется, заключена вся магия поэзии ». Сидни Колвин в своей биографии 1917 года указал, что «ода Осени [. ..] не открывает таких далеко идущих путей для разума и души читателя, как оды Греческой урне , Соловью или О Меланхолии , но в исполнении более совершенный и безупречный, чем любой из них ». После этого в анализе романтической поэзии 1934 года Маргарет Шервуд заявила, что стихотворение было «прекрасным выражением фазы примитивного чувства и смутного мышления в отношении земных процессов, когда они переходят в мысли о личности».

Гарольд Блум в 1961 году описал «Осенью» как «самое совершенное короткое стихотворение на английском языке». Вслед за этим Уолтер Джексон Бейт в 1963 году заявил, что «[…] каждое поколение считало его одним из почти совершенных стихотворений на английском языке». Позже, в 1973 году, Стюарт Сперри написал: « « To Autumn »преуспевает благодаря принятию порядка, присущего нашему опыту — естественного ритма времен года. Это стихотворение, которое, даже не констатируя его, неизбежно предполагает истину« спелость — это все «благодаря развитию с богатой глубиной смысла простого восприятия того, что спелость — это падение». В 1981 году Уильям Уолш утверждал, что «Среди главных од […] никто не ставил под сомнение место и превосходство« Осени », в котором мы видим полностью реализованную, мощно воплощенную в искусстве полную зрелость, над которой так усердно трудились. в жизни Китса, о чем так убедительно спорят в его письмах ». Литературный критик и академик Хелен Вендлер в 1988 году заявила, что «в оде« Осени »Китс находит свой наиболее полный и адекватный символ социальной ценности искусства».

В 1997 году Эндрю Моушн резюмировал критический взгляд на «To Autumn»: «Его часто называли» самым … спокойным стихотворением Китса «[…] Чтобы ощутить всю силу его достижения, необходимо почувствовать его напряжение. такой же мощный и требовательный «. После того, как в 1998 году М. Х. Абрамс объяснил: « « Осень »была последней художественной работой, которую завершил Китс, […] он создал это праздничное стихотворение с его спокойным согласием со временем, быстротечностью и смертностью в то время, когда он был одержим предчувствием [. ..], что ему осталось жить меньше двух лет «. Джеймс Чендлер, также в 1998 году, отмечал, что «Если« Осенью » — его величайшее произведение, как часто говорилось, это потому, что в нем он, возможно, поставил перед собой самую амбициозную задачу за свою короткую карьеру и сумел ее решить. . » Тимоти Корриган в 2000 году заявил, что « To Autumn» может быть, как указывали другие критики, его величайшим достижением в его способности […] искупить английский язык как случайное выражение повседневного опыта, став в этом его самое внешнее стихотворение, даже во всем его буколическом очаровании ». В том же году Томас Макфарланд поместил «Осени» с «Одой соловью», «Оду на греческую урну», «Канун Святой Агнесы» и Гиперион как величайшее достижение Китса, вместе подняв Китса высоко в рейтинге. ряды высших деятелей мировой литературы ». В 2008 году Стэнли Пламли написал: «История, потомство и бессмертие видят« Оду соловью »,« Оду греческой урне »и« Осени »как три самых антологизированных лирических стихотворения трагического видения на английском языке».

Примечания

Рекомендации

  • Абрамс, М. Х. «Стихи Китса: материальные измерения». В постоянстве поэзии . Эд. Роберт Райан и Рональд Шарп. Амхерст: University of Mass. Press, 1998. ISBN   1-55849-175-9
  • Арнольд, Мэтью. Лекции и очерки критики . Эд. RH Super. Анн-Арбор: University of Michigan Press, 1962. OCLC   3012869
  • Бейт, Уолтер Джексон. Джон Китс . Кембридж, Массачусетс: Belknap Press of Harvard University Press , 1963. OCLC   291522
  • Бейт, Уолтер Джексон. Стилистическое развитие Китса . New York: Humanities Press , 1962. (Первоначально опубликовано в 1945 г.) OCLC   276912
  • Бейнс, Томас (ред.). Encyclopdia Britannica Vol XIV. Кембридж: Издательство Кембриджского университета , 1888. OCLC   1387837
  • Беннетт, Эндрю. Китс, повествование и аудитория . Кембридж, Нью-Йорк и Мельбурн: Cambridge University Press, 1994. ISBN   0-521-44565-5
  • Бьюэлл, Алан. Романтизм и колониальные болезни . Балтимор: Издательство Университета Джона Хопкинса , 1999. ISBN   0-8018-6225-6
  • Blades, Джон. Джон Китс: стихи . Macmillan, 2002. ISBN   978-0-333-94895-8.
  • Блум, Гарольд. Компания Visionary . Итака: Cornell University Press , 1993. (Первоначально опубликовано в 1961 году; переработанное и дополненное издание 1971 года) ISBN   0-8014-0622-6
  • Блум, Гарольд. «Ода осени ». В одах Китса . Эд. Джек Стиллинджер . Энглвуд, Нью-Джерси: Прентис-Холл , 1968, стр. 44–47. OCLC   176883021
  • Чендлер, Джеймс. Англия в 1819 году . Чикаго: University of Chicago Press , 1998. ISBN   0-226-10108-8
  • Колвин, Сидней. Джон Китс: его жизнь и поэзия . Лондон: Macmillan , 1917. OCLC   257603790.
  • Корриган, Тимоти. «Китс, Хэзлитт и общественный персонаж». В вызове Китса . Эд. Аллан Кристенсен, Лилла Джонс, Джузеппе Галигани и Энтони Джонсон. Атланта: Родопи, 2000. ISBN   90-420-0509-2
  • Деннис, Джон. Герои литературы, английские поэты . Нью-Йорк: Э. и Дж. Б. Янг, 1883. OCLC   4798560 .
  • Эверт, Уолтер. Эстетика и миф в поэзии Китса . Princeton: Princeton University Press , 1965. OCLC   291999.
  • Флеш, Уильям. Компаньон британской поэзии XIX века . Факты в файле, 2009. ISBN   978-0-8160-5896-9
  • Фрай, Пол. Защита поэзии . Стэнфорд: Издательство Стэнфордского университета , 1995. ISBN   0-8047-2452-0
  • Гиттингс, Роберт. Джон Китс . Лондон: Heinemann, 1968. OCLC   295596.
  • Гвинн, Стивен. Мастера английской литературы . Лондон: Macmillan, 1904. OCLC   3175019.
  • Хартман, Джеффри. «Поэма и идеология: исследование« До осени » » (1975), в книге «Джон Китс: современные критические взгляды» . Эд. Гарольд Блум. Нью-Йорк: Chelsea House , 1985, стр. 87–104. ISBN   0-87754-608-8
  • Китс, Джон . Стихи Джона Китса в Интернет-архиве . Редактор Эрнест де Селинкур . Нью-Йорк: Dodd, Mead & Company, 1905. OCLC   11128824.
  • Китс, Джон. Жизнь и письма Джона Китса . Эд. Ричард Хоутон (перепечатка). Прочтите книги, 2008.
  • Мэтьюз, GM (ред.). Китс: Критическое наследие . Лондон: Рутледж , 1971. ISBN   0-7100-7147-7
  • Макфарланд, Томас. Маски Китса: стремление поэта . Оксфорд: Oxford University Press, 2000. ISBN   0-19-818645-2
  • МакГанн, Джером. «Китс и исторический метод в литературной критике». MLN 94 (1979): 988–1032.
  • Движение, Андрей. Китс . Чикаго: University of Chicago Press, 1999. ISBN   0-226-54240-8
  • О’Рурк, Джеймс. Оды Китса и современная критика . Гейнсвилл: University Press Флориды , 1998. ISBN   0-8130-1590-1
  • Славно, Стэнли. Посмертный Китс . Нью-Йорк: WW Norton , 2008. ISBN   978-0-393-06573-2
  • Ридли, Морис. Мастерство Китса . Оксфорд: Clarendon Press, 1933. OCLC   1842818
  • Шервуд, Маргарет. Подводные течения влияния в английской романтической поэзии . Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета , 1934. OCLC   2032945
  • Сперри, Стюарт. Поэт Китс . Princeton: Princeton University Press, 1973. ISBN   0-691-06220-X
  • Страчан, Джон. Литературный справочник Рутледжа по поэмам Джона Китса . Лондон: Рутледж, 2003. ISBN   0-415-23477-8
  • Вендлер, Хелен. Музыка того, что происходит . Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета, 1988. ISBN   0-674-59152-6
  • Вагнер, Дженнифер. Памятник момента . Мэдисон: Издательство Университета Фэрли Дикинсона , 1996. ISBN   0-8386-3630-6
  • Уолш, Уильям. Введение в Китса . Лондон: Метуэн , 1981. ISBN   0-416-30490-7

внешняя ссылка

Autumn Wind – First & Goal

Blow winds… rage, blow!
You sulph’rous and thought-executing fires,
Vount couriers oak-cleauing thunder-bolts…

(«Король Лир»)

22 октября 2000 года зрители Network Associates Coliseum в Окленде получили шанс не только услышать пафосный голос Джона Фасенды «The autumn wind is a Raider», но и ощутить этот ветер на себе. В день игры с «Сиэттл Сихокс» «Колизеум» превратился в аэродинамическую трубу. По стадиону летали пластиковые стаканчики, обёртки, газеты… Для тех мест Ист-Бэй, где людям пришлось иметь дело с упавшими столбами уличного освещения, порванными электрическими проводами, вырванными с корнем деревьями, летающие стаканчики могли вызвать только приступы смеха. В «Колизеуме» было всё не так страшно, но резкие порывы ветра до 50 миль в час сыграли свою роль в победе «Рэйдерс» 31-3.

«Это была буря, — вспоминает Джон Груден, тренер «Рэйдерс». — Самое важное решение, что мы должны были принять, это выбрать или не выбрать ветреную сторону с самого начала. Это было непросто. Ветер был порывистый, постоянно менял направление».

Флаги на воротах развивались в разные стороны каждые несколько минут…

«Было ужасно. Я никогда не видел в Калифорнии такого ветра, — поделился впечатлениями Эрик Аллен, корнербек «Окленда». — И я думаю, это немного нам помогло. Как только мы повели, они должны были ограничиться короткими и средними пасами, вместо того, чтобы играть вертикально и глубоко».

Ветер помешал «Сихокс» во второй половине, но они планировали свою тактику, предполагая, какие будут погодные условия. «Рэйдерс» тоже должны были принять решение о начальном ударе, не имея представления, как изменится ветер к концу игры. С самого начала у них получился 3-и-аут, но зато потом увидели как мяч после удара их кикера Шейна Лечлера с 67 ярдов взлетел как будто его несла морская волна. И потом у них получалось всё. «Сихокс» не удалось занести ни одного тачдауна…

«Погода была одинаковой для обеих команд. Ветер не оправдание для нас», — сказал после игры лайнбекер «Сиэттла» Исайя Косивенски. Да, не оправдание. Но в тот день кто-то где-то в серых небесах решил, что осенний ветер — это помощь высших сил для «Рэйдерс». И ветер не был одинаков для обеих команд. The Autumn Wind is a pirate…

* * *

«The Autumn Wind» – стихотворение, написанное бывшим президентом и соучредителем NFL Films Стивом Сэболом, сыном основателя NFL Films Эда Сэбола, который в 1962 году выиграл конкурс-аукцион заявок (всего за три тысячи долларов) и первым стал снимать видеоролики для НФЛ. Сэбол пригласил на работу своего сына, чтобы тот помог ему делать еженедельные видеообзоры самых интересных и запоминающихся моментов игр. И благодаря таланту Стива Сэбола эти обзоры превратились в эпические истории-легенды, а от голоса диктора Джона Фасенды леденела кровь и по коже бежали мурашки. «The Autumn Wind» была одной из таких историй.

Поначалу это была история, посвящённая сезону НФЛ вообще, но затем, учитывая ненастную осеннюю погоду Окленда всё чаще стала использоваться как музыка, сопровождающая видеофрагменты игр «Рэйдерс».

В 1974 году «The Autumn Wind» была использована для официального видео франчайза, а затем и для итогового видео сезона. И вскоре стала использоваться как неофициальный гимн «Окленд Рэйдерс» под названием «The Battle Hymn of the Raider Nation».

Рассказывают, что когда владелец команды Эл Дэвис впервые услышал эту музыку, то несколько секунд молчал, а потом сказал Эду Сэболу, что ему нравится эта музыка, потому что «она воплощает всё, что представляют «Рэйдерс».

Сэм Спенс сочинил музыку, Оркестр NFL Films сыграл и записал… Голос легендарного Джона Фасенды.

The Autumn Wind is a pirate
Blustering in from sea,
With a rollicking song, he sweeps along,
Swaggering boisterously.

His face is weather beaten.
He wears a hooded sash,
With a silver hat about his head,
And a bristling black mustache.

He growls as he storms the country,
A villain big and bold.

And the trees all shake and quiver and quake,
As he robs them of their gold.

The Autumn Wind is a raider,
Pillaging just for fun.
He’ll knock you ’round and upside down,
And laugh when he’s conquered and won.

Мнение.

Потрясающая и грандиозная музыка. Один из самых сильных музыкальных номеров, посвящённых спортивной команде.

Серое пенистое море, солёный колючий ветер, моросящий дождь, мгла… Впереди – только опасность и неизвестность. Но пиратам неведом страх. Только вперёд, сквозь туман, и мрак, наперекор смерти.

Музыкальная шкатулка.

Среди фанов «Рэйдерс», имеющих устойчивую репутацию «плохих парней», много гангстер-рэп-групп, таких например, как N.W.A.